Осужденный по «московскому делу» Кирилл Жуков подал жалобу в ЕСПЧ

Три года колонии за касание шлема росгвардейца – суровое и несоразмерное наказание, считает он
Кирилл Жуков, приговоренный за насилие в отношении представителя власти (ч. 1 ст. 318 УК), пожаловался в Европейский суд по правам человека /Евгений Разумный / Ведомости

Кирилл Жуков, приговоренный в сентябре 2019 г. к трем годам колонии за насилие в отношении представителя власти (ч. 1 ст. 318 УК), пожаловался в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) на чрезмерные скорость и усердие правосудия и нарушение права на свободу собраний. Об этом «Ведомостям» рассказал Кирилл Коротеев, руководитель международной практики «Агоры», юристы которой представляют Жукова в ЕСПЧ. По версии обвинения, на акции 27 июля Жуков дернул за шлем росгвардейца, чем причинил ему физическую боль. Несмотря на доводы защиты о том, что гвардеец никак не мог почувствовать боль, а Жуков лишь пытался привлечь его внимание, приговор остался без изменений.

Жуков утверждает, что суд не был справедливым: процесс длился всего один день, на подготовку к прениям ему дали час, а суд апелляционной инстанции отказался вызвать свидетеля, который был очевидцем события, и никак не обосновал свой отказ. «Лишение свободы на три года за возможно имевшее место соприкосновение кончиков пальцев левой руки с защитным стеклом сотрудника Росгвардии, произошедшее в результате его активной жестикуляции, является суровым и явно несоразмерным наказанием», – уверен заявитель.

Коротеев напоминает, что ЕСПЧ в свое время достаточно подробно разбирал практику применения ст. 318 к демонстрантам в болотном деле. Большинству его участников инкриминировали одновременно насилие в отношении представителя власти и участие в массовых беспорядках. И если в осуждении за беспорядки ЕСПЧ усмотрел нарушения почти во всех случаях, то некоторые действия демонстрантов вроде бросания в полицейских кусков асфальта или прорыва оцепления суд квалифицировал как насильственные и не нашел нарушения в применении к протестующим санкций. Возможно, именно поэтому «московское дело» так и не стало делом о массовых беспорядках, отмечает юрист, а большинству его участников были предъявлены обвинения по ст. 318. «Однако мы утверждаем, что в «московском деле» вред, якобы причиненный полицейским, носил совершенно фантомный характер», – говорит Коротеев.

По данным «Агоры», это уже третья жалоба в ЕСПЧ от участников «московского дела» – ранее туда обратились блогер Владислав Синица, приговоренный к пяти годам за твит об убийстве детей силовиков, и Евгений Коваленко, бросивший мусорную урну в сторону бойцов ОМОНа.

Безусловно, решения ЕСПЧ по болотному делу повлияли на ход «московского», согласен адвокат Дмитрий Аграновский, но решения по «московскому делу» вряд ли станут столь же прецедентными. Там все началось с несанкционированных митингов по не очень понятному поводу – и не ясно, какую оценку этому даст ЕСПЧ. В то же время в болотном деле все было ясно: это был начавшийся без повода разгон согласованного митинга в зоне, отведенной под него в согласованное время. Но вынесенные участникам «московского дела» приговоры явно чрезмерно жесткие – подобная карательная практика беспрецедентна, отмечает адвокат.