Британские лейбористы меняют ориентацию

При новом лидере партия станет менее левой, считают эксперты
Новый лидер лейбористской партии Великобритании Кир Стармер /AP Photo/Kirsty Wigglesworth

Лейбористская партия Великобритании выбрала 4 апреля своим новым лидером теневого министра по вопросам выхода Великобритании из Европейского союза Кира Стармера. Его избрание – это попытка разрешить кризис внутри партии и исправить ее имидж после «слишком левого» курса бывшего лидера Джереми Корбина, считают эксперты.

На внутрипартийном голосовании Стармер набрал 56,2% голосов. Депутатом парламента от лейбористов он избрался всего пять лет назад, а до этого был адвокатом-правозащитником и возглавлял Королевскую прокурорскую службу.

О намерении уйти в отставку Корбин объявил после провала партии на парламентских выборах в декабре 2019 г. Рекордно низкие результаты позволили лейбористам получить всего 202 места из 650 в палате общин. Таким образом, партия уменьшила свое представительство в нижней палате сразу на 60 мест, в то время как консерваторы получили на 48 мандатов больше. По мнению многих экспертов, именно личность Корбина, его неоднозначная позиция по Brexit и обвинения в антисемитизме отпугнули значительную часть избирателей, напоминает агентство Reuters.

Сразу после победы на внутрипартийном голосовании Стармер пообещал положить конец ожесточенной борьбе с партией консерваторов и конструктивно сотрудничать с правительством премьера Бориса Джонсона, особенно в условиях пандемии нового коронавируса. В то же время оппозиция не перестанет критиковать деятельность кабинета министров, подчеркнул новый лидер лейбористов: «Если мы увидим ошибки и промахи правительства, если оно будет делать что-то недостаточно быстро, мы призовем его к ответственности». В отличие от своего предшественника, Стармер придерживается умеренно левых взглядов, отмечает BBC News, но тоже выступает за более справедливое перераспределение доходов в британском обществе. Например, в его программе значатся повышение налогов для 5% самых богатых британцев, национализация транспорта и энергетики и отмена платы за учебу в высших учебных заведениях, указывает издание.

Консервативная партия бессменно правит Великобританией уже 10 лет. Следующие выборы должны пройти в 2024 г., если не будут назначены досрочные. К этому времени Стармер обещает вернуть лейбористской партии единство и привлечь всех левых избирателей – и тех, кто поддерживал Корбина, и более умеренных сторонников политики Тони Блэра, лидера лейбористов и главы правительства в 1997–2007 гг. Компетентный и осторожный стиль Стармера действительно может помочь преодолеть разногласия внутри лейбористской партии, пишет The New York Times (NYT). Однако, уточняет издание, что касается шансов на выборах, у него нет ни таланта Блэра, ни харизмы Джонсона, поэтому многое будет зависеть от того, как нынешнее правительство справится с кризисом и как это отразится на настроениях избирателей. Пока что пандемия положительно сказывается на рейтинге премьера Джонсона – по подсчетам The Financial Times, с начала этого года он увеличился на 25 процентных пунктов. Но в условиях экономической рецессии, которая последует за пандемией, этот тренд может резко измениться, полагает NYT.

Всем было очевидно, что крен влево при Корбине привел к оттоку электората, а деятельность парламентской фракции превратилась в постоянное выяснение отношений, считает директор исследовательской компании Europe Insight Андрей Куликов: «Поэтому избрание Стармера – это попытка сгладить накопившиеся противоречия, исправить имидж партии и вернуть ее к центру». Сейчас его главные задачи – это формирование новой команды и теневого кабинета, а также подготовка новой конкретной платформы, с которой партия уже сможет выступать на местных и региональных выборах, поясняет эксперт. В то же время, по его словам, в затянувшемся кризисе находится не только лейбористская партия, но и вся политическая система Великобритании: «Это стало очевидно с момента референдума о Brexit. Новый вызов – пандемия – тоже тяжким бременем ложится на обе партии. Преобладает риторика войны, поэтому набирают популярность идеи объединенного кабинета министров, как бы правительства национального спасения». Текущий момент обязывает всех искать нестандартные решения, и в Великобритании это приобретает форму такого ситуативного объединения правящей партии и оппозиции, резюмирует Куликов: «Но вряд ли это долгоиграющая история, и борьба за власть, конечно, никуда не денется».