Зарплата в 2019 году выросла почти у всех силовых министров

Исключением стал руководитель МЧС Евгений Зиничев
Самый большой доход среди представителей силового блока зафиксировал директор Федеральной службы безопасности (ФСБ) Александр Бортников (на фото) /Евгений Разумный / Ведомости

Директор Росгвардии Виктор Золотов и председатель СКР Александр Бастрыкин опубликовали свои декларации о доходах за 2019 г., завершив этот процесс среди руководителей силовых ведомств. Из-за пандемии крайний срок публикации деклараций в этом году был сдвинут до 20 августа.

Самый большой доход среди представителей силового блока зафиксировал директор Федеральной службы безопасности (ФСБ) Александр Бортников. Он указал в декларации квартиру площадью 99 кв. м, а транспортных средств у него нет. За последние 10 лет его доход вырос более чем вдвое – в 2010 г. он заработал 4,6 млн руб.

Министр внутренних дел Владимир Колокольцев владеет четырьмя земельными участками, двумя жилыми домами и двумя квартирами. В 2012 г. (год его назначения) его доход составлял 5,6 млн руб. Вырос заработок и у руководителя Федеральной службы охраны (ФСО) Дмитрия Кочнева. Он владеет более чем 13 объектами недвижимости, среди которых четыре квартиры и два земельных участка. Чуть меньше заработок за последний год у Бастрыкина – 12,4 млн руб., в 2018 г. он заработал 11,5 млн руб. За последний год Бастрыкин приобрел себе еще одну дачу.

Сколько заработали чиновники

Директор Федеральной службы безопасности РФ Александр Бортников
2019 г. - 13,626 млн руб.,
2018 г. - 11,379 млн руб

Министр внутренних дел Владимир Колокольцев
2019 г. - 12,87 млн руб,
2018 г. - 10,03 млн руб

Директор Федеральной службы охраны Дмитрий Кочнев
2019 г. —12,7 млн руб,
2018 г. - 11,3 млн

Министр обороны Сергей Шойгу
2019 г. — 12,6 млн руб,
2018 г. — 11,53 млн руб.

Председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин
2019 г. - 12,46 млн руб,
2018 г. - 11,5 млн руб.

Единственным крупным силовиком, у которого доход сократился, стал руководитель МЧС Евгений Зиничев. Его доход в 2019 г. уменьшился с 9 млн до 8 млн руб. В его владении находится всего один автомобиль. Золотов заработал в 2019 г. 6,9 млн руб. В 2018 г. его доход составлял 6,7 млн руб.

Больше всех в правительстве сумел заработать руководитель Минпромторга Денис Мантуров. Его доходы за 2019 г. – 586,02 млн руб. В 2018 г. он заработал на треть меньше – 443,4 млн руб. Намного меньше, чем у членов правительства, были доходы у президента Владимира Путина. Он отчитался о 9,7 млн руб. в 2019 г. «Ведомости» направили запросы в пресс-службы Минобороны, МВД, ФСБ и СКР.

Политолог Алексей Макаркин считает, что силовики были и есть опора власти, поэтому урезать их финансирование не будут. «Рост доходов чиновников происходит постоянно и вызван индексацией, при этом ее сложно отследить по одной персоне», – говорит Андрей Жвирблис, руководитель проекта «Декларатор». Он добавил, что в регионах значительный рост доходов чиновников связан с поступлениями из федерального бюджета средств на поощрение региональных госслужащих, в том числе членов правительств регионов. Жвирблис подчеркнул, что он не замечал тенденции, чтобы рост доходов силовиков отличался от остальной массы должностных лиц.

По словам сотрудника правоохранительных органов, уровень оплат министров и руководителей силовых служб вряд ли дает полное понимание того, как соотносятся зарплаты рядовых сотрудников их ведомств. Более-менее одинаковый уровень зарплат у военнослужащих – этот тип государственной службы помимо Минобороны существует в Росгвардии, МЧС, ФСБ, СВР и ФСО. В то же время у военнослужащих Минобороны и особенно ФСБ денежное содержание может быть выше, поскольку они могут получить в среднем больше надбавок за особые условия службы. Впрочем, денежное содержание и военнослужащих, и полицейских, у которых свой особенный тип госслужбы, давно отстает от инфляции и нуждается в повышении, отмечает собеседник «Ведомостей». В Минобороны министром Сергеем Шойгу в июле был издан приказ о выплате надбавок к денежному содержанию для наиболее важных категорий военнослужащих, продолжает он. Однако сделать то же самое в МВД для полицейских вряд ли возможно, констатирует он.