В Белоруссии за один день пропали три лидера протеста

Власти ужесточают политику, но это может им не помочь
Белорусские власти не видят других методов обращения с протестующими, кроме репрессий /TUT.BY / AFP

Белорусские власти ужесточают политику в отношении протестующих против президента Александра Лукашенко. 7 сентября в Минске, по сообщению портала Tut.by, пропала член президиума Координационного совета (КС) оппозиции Мария Колесникова. Колесникова была представителем штаба одного из оппозиционных кандидатов в президенты Белоруссии, банкира Виктора Бабарико, задержанного в июне. После этого она одна из руководительниц штаба единого кандидата от оппозиции Светланы Тихановской.

Вместе с Колесниковой 7 сентября пропали еще два члена КС – Иван Кравцов и Антон Родненков. Ранее Родненков 1 сентября уже допрашивался в Следственном комитете Белоруссии. Представитель ГУВД при Мингорисполкоме заявил, что милиция не задерживала Колесникову, а представитель Государственного пограничного комитета отказался отвечать на вопрос, не пересекала ли она границу. Покинувший ранее Белоруссию член президиума КС Павел Латушко сообщил 7 сентября ТАСС, что ему «был поставлен ультиматум: покинуть страну или быть привлеченным к уголовной ответственности». По словам бывшего сотрудника российских спецслужб, вполне вероятно, что и Колесникову белорусские спецслужбы поставили перед таким же выбором.

Сама Тихановская уехала из Белоруссии в Литву 11 августа – после того, как с ней по итогам президентских выборов состоялась беседа в Центризбиркоме. Протесты в Белоруссии начались в день выборов 9 августа. Согласно их официальным итогам Лукашенко получил более 80% голосов, а Тихановская – около 10%, эти итоги вызвали массовые протесты в Минске и других городах, наиболее масштабные акции проходят по выходным. Тихановская призвала к повторным свободным выборам.

Ужесточают белорусские власти и отношение к самим акциям протеста. Как сообщила пресс-секретарь МВД Белоруссии Ольга Чемоданова в своем телеграм-канале, в ходе протестных акций в Минске и других городах республики, прошедших 6 сентября, было задержано более 100 человек. По сообщению Tut.by, вечером 6 сентября группа милиционеров в штатском в ходе задержания протестующих разбила стекла в минском кафе O’Petit, где демонстранты пытались укрыться.

По мнению белорусского политолога Юрия Шевцова, Лукашенко ужесточением действий правоохранителей может добиться своей цели, т. е. подавления протестов. Шевцов считает, что протесты теряют свою социальную динамику. «Как только протесты попробовали выйти за рамки части молодежи и среднего класса крупных городов, то выяснилось, что ничего не получается», – считает он. Шевцов также отмечает, что забастовка, в том числе и «итальянская» (работа строго в соответствии с инструкциями), на белорусских предприятиях широкого распространения не получила. Тем не менее протест вряд ли окончательно сойдет на нет, говорит Шевцов.

На каком-то этапе жесткие действия могут помочь Лукашенко подавить протесты, но нужно помнить, что координатор протестов находится за границей, отмечает политолог Евгений Минченко: «Можно выдернуть Колесникову, еще кого-то, но телеграм-каналы, выполняющие координирующую роль, находятся за пределами Белоруссии и вне доступа власти». Кроме того, отказ Лукашенко от диалога и решение проблем исключительно с помощью репрессий на каком-то этапе может, наоборот, подстегнуть и радикализировать протесты, допускает Минченко: «[В такой ситуации] есть большой риск, скажем так, появления сакральных жертв». Резкой активизации протестов могут способствовать резонансное убийство или избиение, указывает собеседник «Ведомостей».

И даже если наряду с первыми лицами белорусской оппозиции властям удастся заглушить координирующие протесты телеграм-каналы, протестующие просто перейдут на другие интернет-платформы, считает Минченко. Власти, конечно, могут пойти по пути полного отключения интернета в стране, но это ударит по IT-отрасли, отмечает эксперт: «Белорусский IT-сектор и так уже очень сильно демотивирован. Плюс [может пострадать и] банковская система». По его словам, можно пойти и радикальным путем.

Использование белорусскими властями исключительно полицейских мер, без включения каких-либо диалоговых инструментов, удручает, говорит Минченко: «На мой взгляд, это ошибка». Видимо, Лукашенко психологически не готов к диалогу, полагает собеседник «Ведомостей»: «Просто психологическая неготовность и, может быть, недооценка проблемности ситуации. Ну хорошо: сейчас [протесты] будут задушены силовым инструментарием. Но дальше-то все равно страна должна как-то жить и развиваться. А чем дальше, тем сложнее это будет делать».