Армения и Азербайджан выдвигают взаимонеприемлемые условия для перемирия

Но работа над ним, по всей видимости, ведется
Несмотря на все более масштабные разрушения, обе стороны армяно-азербайджанского конфликта заявляют о войне до победного конца /AFP

Стороны начавшегося 27 сентября армяно-азербайджанского конфликта выдвигают взаимонеприемлемые условия для его прекращения. Президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил 5 октября, что согласен на прекращение огня, в случае если Минская группа ОБСЕ по урегулированию карабахского конфликта (Россия, Франция и США) представит план эвакуации армянских войск из Карабаха, и отметил, что есть и военный способ решения проблемы.

При этом для политического урегулирования, по словам Алиева, необходимо участие Турции. В свою очередь, премьер-министр Армении Никол Пашинян заявил 5 октября, что война приняла характер «отечественной», и сообщил о мобилизации резервистов, окончивших срочную службу год назад.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров пообещал 5 октября, что министры иностранных дел Минской группы скоро выпустят заявление к сторонам конфликта. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков 5 октября в ответ на вопрос о причине отсутствия телефонных переговоров с Алиевым при нескольких переговорах с Пашиняном ответил, что Россия находится в контакте и с Азербайджаном, и с Турцией и если переговоры потребуются, то их проведут. При этом Алиев оценил позицию России как взвешенную.

По словам дипломатического источника «Ведомостей», главной проблемой в заключении перемирия является Турция. Ее участие как посредника невыгодно для России и неприемлемо для Армении, лучшим решением для Москвы было бы повторение перемирий 1994 и 2015 гг., которые заключались с помощью российского Министерства обороны.

По словам депутата и члена международного комитета Национального собрания Армении Ануш Беглоян, текущий уровень эскалации подходит под определение широкомасштабных военных действий. В такой ситуации невозможно применять модели, которые действовали в прошлые годы – в 1994 и в 2015 гг., когда стороны подписывали перемирие.

«Для нас видится наиболее реальным следование призыву, который был оглашен в совместном заявлении глав государств – председателей Минской группы ОБСЕ. А именно – соблюдение сторонами конфликта следующих условий: вывод иностранных террористических группировок из зоны боевых действий, прекращение антигуманной риторики и возвращение за стол переговоров без предварительных условий», – заявила депутат. Беглоян отмечает, что Ереван положительно отозвался на призыв Минской группы. Однако Азербайджан, как заявляет она, «на данный момент не проявил желания следовать этому призыву». Дальнейший статус Нагорного Карабаха, по ее словам, «может обсуждаться только после окончания военных действий и начала переговоров в том формате, о котором было объявлено в совместном заявлении глав государств (членов Минской группы ОБСЕ. – «Ведомости»)».

По мнению старшего научного сотрудника Лаборатории анализа международных процессов МГИМО Максима Сучкова, у Москвы отсутствует мотивация работать со Стамбулом в Карабахе в том формате, в котором обе страны сотрудничают в рамках Астанинской группы по Сирии. «Россия располагает своими рычагами воздействия на Армению и Азербайджан, пусть и не такими мощными, как это может кому-то показаться», – говорит эксперт. В целом же, как отмечает Сучков, «цепочка сделок между Путиным и Эрдоганом на южном фланге российских границ принесла много выгод обеим сторонам». Как полагает эксперт, сегодняшний расклад в Минской группе ОБСЕ может работать против интересов Турции, так как у Стамбула существуют противоречия с Францией. Именно принуждение сторон к переговорам со стороны Минской группы является альтернативой военному способу решения ситуации. Однако «с формальной точки зрения Россия выступает в этом конфликте как внешний актор», резюмирует Сучков.