Послевыборные протесты в Киргизии привели к параличу власти

Они закончились беспорядками, взятием органов власти протестующими и отменой результатов голосования
Революционеры заняли здание правительства и парламента после недолгого сопротивления, а мародеры избавили его от материальных ценностей /VYACHESLAV OSELEDKO / AFP

Днем 5 октября, на следующий день после проведения выборов в жогорку кенеш – парламент Киргизии, в центре столицы страны Бишкеке собрались сторонники не прошедших барьер в 7% голосов партий. После не очень длительных столкновений с силами МВД протестующие захватили здание Белого дома – резиденции правительства, президента и парламента страны, а также ряд других административных зданий, при этом их имущество было частично разграблено. В некоторые учреждения – мэрию Бишкека и ряд министерств – 6 октября явились делегированные оппозицией «народные» мэр и министры, в ряде случаев – несколько.

Протестующие также освободили из мест заключения прежнего президента Алмазбека Атамбаева и экс-депутата Садыра Жапарова, осужденного в 2018 г. за организацию митинга в 2013 г. На следующий день ЦИК отменил итоги выборов, лидеры не прошедших партий организовали координационный совет, но собравшимся в одном из отелей города депутатам парламента поначалу не хватило кворума, чтобы утвердить Жапарова и. о. премьера. К вечеру сделать это вроде бы удалось, но в отель неожиданно ворвалась толпа, и Жапаров покинул собрание через черный ход. Президент Киргизии Сооронбай Жээнбеков заявил, что готов к переговорам с оппозицией, но захват власти считает незаконным.

Чем надоела власть

По словам российского политтехнолога, участвовавшего в избирательных кампаниях в Киргизии, Жээнбеков – один из самых неэффективных лидеров страны за всю ее историю, при этом большое влияние во время его правления имел его брат Асылбек. Власть, продолжает он, долго боролась с прежним президентом Атамбаевым, в конце концов его в 2019 г. посадили (причем экс-президент оказывал вооруженное сопротивление), а его социал-демократическую партию разогнали, решив, что ее место в парламенте можно забрать в ходе новых выборов. Согласно киргизской конституции, ни одна партия не может иметь конституционного большинства, так что договариваться политическим силам, представляющим юг страны (Жээнбеков – выходец оттуда) и север (родина Атамбаева), надо всегда.

Но в этот раз сторонники Жээнбекова решили обойтись без этого, в результате оппозиция не получила вообще ничего. При этом северяне занимают прочные позиции в силовых структурах, что и предопределило их слабое сопротивление протестующим, говорит он. Что же касается самих выборов, то проголосовать в Киргизии могут зарегистрированные избиратели, после регистрации они могут менять участок, сколько пожелают, продолжает он. «В результате люди до 20 раз перерегистрировались, а огромная масса народа голосовала вне участков и досрочно. Но и это не главное. Главное, что была проведена большая работа по программированию автоматических урн – местных аналогов КОИБов. Плюс к этому итоги передаются в областные комиссии на флешках, что открывает широкие возможности для фальсификаций», – заключает собеседник «Ведомостей».

По словам экс-депутата жогорку кенеша Кабая Карабекова, «катализаторов для событий было достаточно. Это и недовольство кадровой политикой, и региональные противоречия между севером и югом. Президент представлял юг, северяне были недовольны, что их представителей обходят при назначении на руководящие должности».

Как отмечает экс-депутат, из результатов выборов следовало, что север опять проиграл, из четырех прошедших в парламент партий три были южными – «Биримдик», «Мекеним Кыргызстан», «Бутун Кыргызстан». Четвертая – северная партия «Кыргызстан» – претендовала на 13–14 мандатов из 120, т. е. могла занять лишь десятую часть парламента. «Естественно, это все вызвало жесткое недовольство», – комментирует ситуацию Карабеков.

Причинами революции профессор ВШЭ и главный научный сотрудник Института международных исследований МГИМО Андрей Казанцев называет особенности киргизской политической системы и проблему север – юг: «Каждый раз в ходе революции свергается один клан, представляющий один регион, к власти приходит другой. Всего есть два региона, соблюдается равновесие сил, поэтому перевороты очень легко совершаются». При этом эксперт отмечает, что события в Киргизии 6 октября не являются типичным противостоянием севера и юга. Группировка Жээнбекова и союзного ему клана политиков Райымбека (бывшего замдиректора таможенной службы) и Искендера (депутата парламента) Матраимовых происходят с юга, но даже там они непопулярны.

Важную роль в возникновении протестов сыграл и очень тяжелый экономический кризис в стране, добавляет Казанцев. Традиционные факторы пополнения ВВП вроде отчислений трудовых мигрантов из России и транзитной торговли китайскими товарами со странами ЕАЭС перестали приносить ресурсы, а административная система Киргизии неэффективно действовала во время пандемии коронавируса. На все эти факторы наложились фальсификации. Фальсификации – вещь для Киргизии не новая, но скупка голосов, организованная Матраимовыми, «даже для этой страны была беспрецедентна».

Ситуация в Бишкеке

По словам жительницы Бишкека (ее имя и фамилия известны редакции), в городе 6 октября наблюдались беспорядки, слышались крики, особенно напряженная обстановка сложилась в центре. В киргизской столице, как и во время предыдущих «революций», действуют мародеры, для противостояния им люди собираются в добровольные дружины. «Банки не грабят вроде, но они изъяли из банкоматов все деньги, боясь мародерства. Наличку сейчас снять невозможно. Про грабежи частников и магазинов не слышала, народ вроде не трогают», – описывает положение в городе собеседница «Ведомостей». Как сообщил изданию другой житель Бишкека (его имя и фамилия также известны редакции), многие частные предприятия закрываются, чтобы переждать беспорядки. Произошедшее в стране он называет «четко спланированным свержением власти северным кланом».

Будет ли новая власть

По мнению Карабекова, взять власть легитимным путем у протестующих вряд ли получится. «Без решения парламента все решения этих комитетов, координационных советов будут нелегитимными. Это будет решение улиц. То, что улица сейчас делает – грабежи, мародерство, – это ни в какое поле правовое не лезет», – уверен Карабеков, а присвоение государственных должностей участниками протеста – «трагедия для страны».

Казанцев называет события 6 октября настоящей революцией. «За ночь власть, казавшаяся еще вчера монолитной, развалилась неожиданно даже для внутренних наблюдателей. То, что это произойдет так быстро, никто не мог предсказать», – говорит он. Сейчас в стране через самоназначение или взаимные договоренности члены оппозиции занимают важные государственные посты, в то время как представители власти разбежались. Правительство, как отмечает эксперт, находится в руках оппозиции, выборы, которые принесли победу клану Жээнбекова, отменены. По словам Казанцева, сейчас в Киргизии есть два центра власти – старый парламент и координационный совет оппозиции. Оставшийся на своем посту президент согласился договариваться с обеими силами.

По мнению Казанцева, оппозиция может удержать власть легитимным путем, но при этом сама она не монолитна и объединена лишь неприязнью к президенту и приближенному ему клану Матраимовых. Среди оппозиционеров существуют «безумные разногласия». По мнению российского политтехнолога, участвовавшего в выборах, Жээнбеков может удержаться, если оппозиция не сможет сплотиться вокруг какого-либо лидера.

Позиция России

МИД России в связи с событиями в Бишкеке заявил, что Москва «заинтересована в обеспечении внутриполитической стабильности Киргизии» и надеется «на скорейшее разрешение кризисной ситуации в правовом поле». Все политические силы призываются Москвой «в этот критический для республики момент проявить мудрость и ответственность в целях сохранения внутренней стабильности». На территории российской военной базы «Кант» в Киргизии введен усиленный режим противодействия терроризму, сообщила пресс-служба Центрального военного округа.