Государственная защита силовиков будет распространена на имущество

Новый законопроект направлен против антикоррупционных расследований, считают эксперты
Теперь государственной защите будут подлежать не только персональные данные силовиков, но и сведения об их имуществе  / Евгений Разумный / Ведомости

Внесенный 8 декабря в Госдуму депутатами Василием Пискаревым (председатель комитета по безопасности), Дмитрием Вяткиным и Дмитрием Савельевым законопроект существенно упростит закрытие данных о личностях и имуществе для правоохранителей.

Основная часть поправок вносится в закон «О госзащите судей, сотрудников правоохранительных и контролирующих органов». Этот закон был принят, чтобы защитить от угроз и давления судей и сотрудников других структур, которые борются с правонарушениями, но меры госзащиты могут быть приняты и в отношении «иных лиц», определяемых постановлением правительства России. К ним до сих пор отнесены лишь чиновники субъектов Федерации и местного самоуправления, которые занимаются выявлением и профилактикой правонарушений.

К конфиденциальным данным этих лиц, которые должны быть защищены операторами персональных данных (т. е. всеми организациями, которые ими располагают, включая реестры, органы здравоохранения и соцобеспечения, операторов сотовой связи и т. д.), теперь добавляются и сведения об имуществе лиц, подпавших под госзащиту. Причем меры по защите этих данных могут применяться не только в связи с угрозами в их адрес, но и «при отсутствии угрозы посягательства на их жизнь, имущество и здоровье одновременно с вступлением их в должность, а также в отношении их близких». Решение о закрытии информации принимается по требованию «органа, обеспечивающего безопасность». Кому-либо выдавать упомянутую информацию после такого решения запрещено, за исключением случаев, если данные запрашиваются в установленном порядке по уголовному делу. Кроме того, информацию – декларации об имуществе – надо будет передавать и для антикоррупционных проверок.

Ответственность за разглашение информации с ограниченным доступом уже установлена в КоАПе (ст. 13.14) и осенью было предложено увеличить санкции за такое нарушение, говорит один из соавторов законопроекта, Вяткин. Что касается отвечающих за безопасность органов, требования которых должны будут выполнять операторы персональных данных для обеспечения «конфиденциальности сведений» о защищаемых лицах, то их достаточно, сказал Вяткин. Это ФСБ, ФСО, Росгвардия, МВД и др., «которые участвуют в обеспечении безопасности в отношении ряда лиц». По словам сотрудника правоохранительных органов, очевидно, что эта функция будет возложена на службы собственной безопасности в тех ведомствах, где они имеются, – ФСБ, МВД, ФТС, Росгвардии и др.

Свобода информации под вопросом

Это очередная порция мер, направленных на ограничение свободы информации, говорит адвокат Иван Павлов: «Еще недавно была введена профессиональная тайна для сотрудников ФСБ. Не успели высохнуть чернила от пера президента на том законе, как мы наблюдаем продолжение этой тенденции». Законопроект легализует практику удаления из публичных реестров информации о высших чиновниках, говорит юрист «Трансперенси интернешнл – Россия» Григорий Машанов. Удаление, например, из реестра недвижимости (ЕГРН) данных о владельцах, которые, по-видимому, находятся под охраной ФСО, практикуется уже несколько лет, отмечает он. А поскольку списки лиц, данные которых будут закрывать, утверждает руководитель соответствующего госоргана, это действительно несет достаточные коррупционные риски – часто именно «коррупционным путем» и будет решаться, чьи данные удалить, а чьи нет, считает Машанов. Во всяком случае, в законопроекте нет никаких ясных критериев, по которым того или иного человека надо внести в соответствующие списки, а из пояснительной записки к нему ясно, что законопроект направлен против антикоррупционных расследований – их авторов просто хотят лишить информации, уверен Машанов.

Справка тоже тайна

Еще одна поправка в пакете вносится в закон «Об оперативно-розыскной деятельности» (ОРД). Сведения, которые содержатся в запросах, направляемых оперативниками в рамках ОРД, не подлежат разглашению, о чем запрашиваемых следует уведомлять. Однако эти сведения можно использовать в официальных жалобах, в открытых судебных заседаниях (с разрешения следователя) и с разрешения начальника органа, ведущего ОРД. «Любая информация [при ОРД] не подлежит разглашению кем-либо», – пояснил «Ведомостям» Вяткин. Потребность таких ограничений он объяснил обнаруженными «проблемами в законодательстве».

По смыслу положений законопроекта, ограничения по распространению сведений об ОРД будут касаться обычных граждан и организаций – получателей запросов и иных требований от правоохранительных органов, считает управляющий партнер санкт-петербургского офиса коллегии адвокатов Pen & Paper Алексей Добрынин. «Так, например, если из запроса УМВД о предоставлении информации и документов вы узнали, что в отношении вашего контрагента проводится проверка, то сообщить ему эту информацию вы будете не вправе», – поясняет он. 

Фактически данный запрет является полной аналогией всем известного правового института «тайны следствия» (ст. 161 УПК России), когда у обвиняемого и его защитника в рамках уголовного дела берут подписку о неразглашении, продолжает Добрынин. Однако в отличие от него какой-либо ответственности за разглашение конфиденциальных сведений об ОРД законопроект пока не предусматривает. Вероятно, это следующий шаг законодателя, предполагает юрист.

Как не наказать себя

Теперь «если мне захочется проверить, не является ли мой сосед сотрудником ФСБ или полиции, то достаточно за 50 руб. запросить выписку ЕГРН и, если в ней отказано, значит, точно является», говорит лицензированный частный детектив, пожелавший сохранить анонимность. В то же время, обращает он внимание, «закрытым» сотрудникам будет трудно купить или продать недвижимость или автомобиль – ведь сложно будет проверить их чистоту.

На самом деле применение мер госзащиты не должно создавать значительного дискомфорта защищаемым, говорит управляющий партнер бюро «Бишенов и партнеры» Алим Бишенов. По тому же закону «О госзащите судей...» защищаемое лицо может просить об отмене каких-либо мер, а в случае отказа – обжаловать его в вышестоящий орган безопасности, в прокуратуру или в суд, замечает он. 

Ответственность за разглашение закрываемых данных устанавливается ст. 311 УК России – это штраф в размере до 200 000 руб., либо обязательные работы до 480 часов, либо ограничение свободы до двух лет. В случае тяжких последствий – лишение свободы сроком до пяти лет, продолжает Бишенов. Для операторов персональных данных самой очевидной санкцией «видится штраф за разглашение информации, доступ к которой ограничен федеральным законом; но штрафы тут невелики: на граждан – от 500 до 1000 руб., на должностных лиц – от 4000 до 5000 руб.», говорит Бишенов. 18 сентября 2020 г. в Думу был внесен закон, который увеличивает эти штрафы в 10 раз, напоминает Вяткин.