Владимир Путин последователен в деле Ивана Сафронова

Журналиста оставили под арестом после ответа президента о его деле
Владимир Путин не добавил ясности в деле Ивана Сафронова / Сергей Фадеичев / ТАСС

На своей большой пресс-конференции 17 декабря президент Владимир Путин разъяснил свой тезис о том, что уголовное преследование Ивана Сафронова не связано с журналистской работой. Президент связывает обвинения с якобы длительным периодом, когда тот работал «помощником или советником [гендиректора госкорпорации «Роскосмос» Дмитрия] Рогозина».

Сафронов работал корреспондентом газет «Коммерсантъ» и «Ведомости», с мая 2020 г. перешел на должность советника Рогозина по информационной политике. 7 июля был задержан сотрудниками ФСБ, обвиняется в госизмене (ст. 275 УК). Следствие считает, что в 2012 г. Сафронова завербовала чешская спецслужба, а в 2017 г. журналист передавал ее представителю информацию о военно-техническом сотрудничестве России и другую информацию военного характера (о чем идет речь, не уточняется). При этом в период с 2012 по 2017 г. Сафронов работал в «Коммерсанте». С момента задержания Сафронов находится в СИЗО «Лефортово».

Вопрос о деле Сафронова задали на четвертом часу пресс-конференции. Спецкор «Коммерсанта» Андрей Колесников спросил у президента, удалось ли тому узнать, «из каких источников Сафронов брал информацию, и не слишком ли легко и часто стали применять эту тяжелейшую статью [о госизмене]». Колесников отметил, что в СМИ появилась информация, что Сафронов мог брать данные и в неоткрытых источниках [якобы для передачи чешской спецслужбе], но он «мог оступиться»: «Я могу поручиться за Ивана Сафронова прямо сейчас... Не повторится, если что. А если повторится, пойдем вместе – но не с вами, а с ним».

Путин уже комментировал дело Сафронова 10 декабря: на заседании президентского Совета по правам человека он заявил, что Сафронова «осудили <...> за период его работы в качестве советника в «Роскосмосе». Хотя, «если речь идет об использовании информации, которая в свободном доступе, которая уже не является секретной по факту ее опубликования, ну, конечно, тогда это полная чушь», добавил президент. В тот день пресс-секретарю Путина Дмитрию Пескову пришлось уточнять: «Про то, что осужден и что за время работы в «Роскосмосе», – оговорился». Тогда же пресс-служба «Роскосмоса» уточнила, что Сафронов поступил на работу в госкорпорацию только в мае 2020 г. и практически все время был на дистанционной работе.

17 декабря Путин фактически повторил свой тезис. Он заявил, что Сафронов «не какой-то диссидентствующий журналист»: преследование «связано с достаточно длительным периодом его работы и в рамках помощника или советника Рогозина, когда он [Рогозин] и в правительстве работал [вице-премьером по ОПК], и в «Роскосмосе» работал». По его словам, если кто-то «в течение длительного времени сознательно занимался сбором информации, сдавал ее иностранным спецслужбам за вознаграждение», это «говорит о его внутреннем содержании». Следствие о таких фактах в отношении Сафронова не сообщало.

Вероятно, президент дезинформирован, поскольку Сафронов работал советником Рогозина несколько недель перед арестом, сказал адвокат Евгений Смирнов, а материалы обвинения касаются 2017 г., когда Сафронов работал журналистом «Коммерсанта». По его словам, когда Путину станет известна реальная картина, «его будет ждать разочарование».

После пресс-конференции Путин заверил, что «нет желающих его [Сафронова] преследовать». Вопрос только в том, попадает ли то, «что он сделал», под ту квалификацию, «которая сформулирована». Уточнять, в каких конкретно действиях обвиняют Сафронова, Путин не стал: «В передаче секретной информации представителям спецслужб западных стран». Путин при этом заверил, что никакого давления на Рогозина нет: «Он чиновник, сегодня работает, работает хорошо – пусть дальше работает».

Также 17 декабря Мосгорсуд рассмотрел и отклонил жалобу на продление ареста Сафронова Лефортовским судом. Его оставили под стражей до 7 марта, и, хотя заседание было назначено на 10.20 утра, началось оно в разгар пресс-конференции, а вынесено решение было после ответа Путина на вопрос о Сафронове. Сафронов впервые участвовал в заседании по видеосвязи под предлогом карантина из-за контакта с больным COVID-19. Из-за карантина адвокаты не смогли перед апелляцией встретиться с Сафроновым для подготовки к заседанию, но перенести его им не позволили, рассказал один из защитников Сафронова.