Аресты губернаторов могут сказаться на результатах «Единой России» на выборах

Статус глав регионов падает с каждым годом, говорят эксперты
Аресты губернаторов могут сказаться на результатах «Единой России» на выборах /Андрей Гордеев / Ведомости

Арест губернатора Пензенской области Ивана Белозерцева усилил двусмысленность статуса губернаторов. Падение этого статуса, которое связано с арестами губернаторов в последние годы, вступает в противоречие с тем, что руководители регионов могут возглавить списки «Единой России» на думских выборах 2021 г. Об этом говорится в ежемесячном рейтинге устойчивости губернаторов, подготовленном фондом «Петербургская политика».

Федеральная избирательная кампания дает инструменты популяризации действий глав регионов. С осени 2019 г. 25 глав регионов стали секретарями региональных отделений «Единой России», а в этом году многие губернаторы должны возглавить территориальные группы партии на выборах в Госдуму в сентябре. Пока непонятно, как повлияет на кампанию это противоречие между усилением присутствия губернаторов в избирательной кампании и ослаблением власти самих губернаторов, полагают эксперты фонда. Но, скорее всего, предстоящие выборы не застрахуют губернаторов от отставок и уголовных дел. Эксперты напоминают, что в 2009 г. за две недели до выборов в окружное собрание депутатов Ненецкого автономного округа был уволен губернатор Валерий Потапенко.

Нагнетание антикоррупционной повестки накануне федеральных выборов остается технологически спорным жестом, поскольку бьет по картине мира лоялистов, «в одних случаях косвенно подтверждая тезисы о «жуликах и ворах» во власти, в других – порождая «обиду» на игнорирование «народного волеизъявления», говорится в докладе. Это сказывается и на результатах выборов – снижение показателей власти на выборах в Коми после ареста Вячеслава Гайзера, и на протестных настроениях – после ареста губернатора Сергея Фургала в Хабаровском крае.

Белозерцев оказался лидером среди арестованных губернаторов по минимальному количеству дней, которые он провел у власти после переизбрания. Его переизбрали осенью прошлого года с результатом 79%, он был главой региона на новом сроке полномочий лишь 189 дней. До этого лидером по этому показателю был глава Коми Гайзер, которого переизбрали тоже с 79%-ным результатом, но ему удалось удержаться на своем посту до ареста на втором сроке полномочий 369 дней. Оспаривание результатов голосования на выборах губернатора Пензенской области на одном из участков показало, что тема достоверности итогов выборов «не является больше сакральной» и может быть легко опрокинута при наличии административной необходимости.

Губернаторов несколько лет снимают в результате спецопераций, поэтому возникает вопрос, как они могут дать ответ на вопрос «кто здесь власть?», говорит президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов: «Но при этом губернаторы возглавят списки «Единой России» на выборах, что отсылает к временам, когда губернаторы были реально людьми номер один в регионе». Не исключено, что лидерство части губернаторов в списках будет лишь символическим административным капиталом и глав регионов в ходе кампании не будут трогать силовики, но зато будет много лидеров списков в регионах с арестованными заместителями, добавляет Виноградов: «То есть получается внешне в ходе кампании – полнота власти и даже лидерство в местном отделении партии, реально – совсем не факт». Еще один вывод из этого – что назначаемые губернаторы, как это было до 2012 г., оказывались заметно административно сильнее, чем избираемые и получившие на выборах 70–80% голосов, поскольку эти голоса не спасают от уголовного преследования, добавляет Виноградов.

Девальвация статуса губернаторов идет уже несколько лет, поэтому серьезные политики стараются избегать назначений, как было с экс-министром транспорта Евгением Дитрихом, который должен был возглавить Белгородскую область, считает политолог Александр Кынев: «Сейчас на карьеру губернатора соглашаются молодые карьеристы, которые затем хотят продолжить карьеру в федеральном центре». С 2017 г. было переназначено две трети губернаторов, ими стали технократы, напоминает эксперт. «Естественно, что федеральному центру нужно реагировать на антикоррупционную повестку, но под удар нельзя ставить представителей технократической волны, поскольку если напугать их, то будет коллапс. Поэтому под силовиков попадают те, кто стал губернатором до 2017 г., таких около трети», – говорит эксперт. Белозерцев сказал, что деньги он получил на проведение избирательной кампании, ранее за такое арестовывали вице-губернаторов, рассказывает Кынев: «То есть то, что всегда было нормальной практикой, оказалось подсудным делом. В ряде регионов после арестов губернаторов вертикаль была дестабилизирована – в Коми, Марий Эл, на Сахалине. Не исключено, что после такого многие не захотят переходить грань».