Польша настаивает на отправке войск НАТО на Украину

Отправка войск пока не встречает поддержки
Поляки заявляли себя как «прифронтовое государство» Европы на пути «российской экспансии» еще до вступления в НАТО / Сергей Фадеичев / ТАСС

Польша намерена выслать 45 российских дипломатов по обвинению в шпионаже, сообщила утром 23 марта пресс-служба Агентства внутренней безопасности (ABW) страны. Этих российских дипломатов назвали сотрудниками спецслужб или сообщниками, чья деятельность «угрожает интересам и безопасности Польши».

Это заявление польских спецслужб совпало с предостережениями Варшавы со стороны Кремля и МИД России от реализации инициативы польской стороны по формированию миротворческого контингента НАТО на Украине в связи с боевыми действиями российских войск на ее территории.

Там уточняется, что среди обвиняемых в шпионаже российских дипломатов находится гражданин России, связанный с задержанием 17 марта гражданина Польши, работавшего в органе по регистрации актов гражданского состояния и подозреваемого в передаче российской стороне персональных данных о гражданах Польши и иностранцах.

Позже МИД Польши вручил российскому послу в Варшаве Сергею Андрееву ноту о необходимости российским дипломатам покинуть территорию страны в течение пяти дней. Как заявил Андреев журналистам, для этого действия и обвинений в шпионаже не было никаких оснований. «Наши сотрудники занимались нормальной дипломатической, торговой деятельностью», – сказал российский посол в Варшаве (цитата по ТАСС).

Это «продолжение свободного падения, что называется, по всем направлениям наших отношений. Разумеется, без ответа такие действия не останутся», пообещал пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.

Польша, традиционно занимающая жесткую позицию по отношению к России, с началом военной операции на территории Украины стала активным автором ряда инициатив, направленных против Москвы. Так, 16 марта вице-премьер Ярослав Качиньский после встречи с украинским президентом Владимиром Зеленским заявил, что на Украину необходимо отправить миротворческую миссию НАТО или более широкого состава. Эту идею Польша выдвинет и на саммите НАТО на высшем уровне, который состоится 24 марта. Впрочем, генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил 23 марта, что НАТО не поддерживает такую инициативу: «Мы должны делать все, чтобы поддержать Украину, но мы ответственны за то, чтобы не произошла эскалация боевых действий за пределы Украины, чтобы она не стала конфликтом НАТО и России. Это приведет к еще большим смертям и разрушениям <...> Поэтому мы не собираемся направлять на Украину свои силы».

Песков 23 марта заявил, что посылка контингента альянса на Украину «была бы весьма опрометчивым и крайне опасным решением. Любое возможное соприкосновение наших военных с военными НАТО может привести к вполне понятным, труднопоправимым последствиям». Министр иностранных дел России Сергей Лавров, выступая 23 марта перед студентами и преподавателями МГИМО, прямо заявил, что ввод миротворцев НАТО на Украину «будет то самое прямое столкновение российских и натовских вооруженных сил, которого все не то что хотели избежать, а говорили, что никогда его не должно состояться в принципе». Лавров назвал подобные заявления «провокацией».

Кроме того, 23 марта Варшава выступила с новой инициативой экономической блокады России. Польша и страны Прибалтики призвали Евросоюз запретить провоз грузов автомобильным и морским транспортом в Россию и Белоруссию, а также провоз товаров из этих стран. Соответствующее заявление подписали министры транспорта четырех стран.

Поляки заявляли себя как «прифронтовое государство» Европы на пути «российской экспансии» еще до вступления в НАТО. Поэтому они регулярно выступают с резкими антироссийскими инициативами и действиями, о которых в штаб-квартире альянса зачастую еще не задумывались, в Варшаву не подают такие идеи из США, они генерируют их сами, уверен старший научный сотрудник Института славяноведения РАН Вадим Волобуев. Тем более что огласивший идею о миротворцах НАТО на Украине Качиньский, правоконсерватор и фактически первый человек в государстве, всегда выступал с агрессивными заявлениями, продолжает Волобуев. «Это предложение высказано вполне серьезно и отражает господствующий взгляд политических польских элит, это не сотрясание воздуха», – полагает эксперт.

Но на данном этапе развития ситуации вокруг Украины такое предложение в НАТО не поддержат, подчеркивает Волобуев. Сейчас в этой инициативе Варшаве не на кого опереться, кроме стран Прибалтики, ведь даже Венгрия, один из ключевых партнеров Польши, против использования НАТО и даже размещения дополнительных контингентов блока на своей территории в связи с боевыми действиями на Украине.

«Другое дело, что через несколько месяцев к предложению Качиньского могут прислушаться уже всерьез. В целом по предыдущему опыту видно, что Польша неоднократно выступала или продвигала ряд инициатив вроде размещения ПРО в Восточной Европе или усиления контингентов НАТО на его восточном фланге, которые затем претворяли в жизнь», – заключил Волобуев, отметив, что Варшава, по сути, является выразителем крайней точки зрения в альянсе, готовность к которой затем примеряют на себя уже другие члены блока.

Наличие миротворцев из отдельной страны или стран НАТО на самом деле не является casus belli (поводом для войны), но создает риск эскалации, столкновения, провокаций и инцидентов, считает эксперт Российского совета по международным делам Прохор Тебин. Даже в случае инцидента можно спустить ситуацию на тормозах, но риски возрастают очень существенно, особенно если у «миротворцев» будет ПВО и боевая авиация.

Сам сценарий посылки миротворцев из стран НАТО маловероятен, однако не исключается, продолжает Тебин. В этом случае возможно наличие каких-то договоренностей или закулисного обсуждения между Москвой и Варшавой/НАТО. Если миротворцы ограничатся поляками, то это может несколько ограничить риски, полагает эксперт. Стоит помнить, что опыт серьезного инцидента со страной, входящей в НАТО, у России уже был – сбитие российского Су-24М в ноябре 2015 г. турецким истребителем в районе турецко-сирийской границы.

Более существенный вопрос – это то, как повлияет такой шаг (военное вмешательство третьей стороны из числа стран НАТО или их группы) на послевоенное урегулирование, приблизит или отдалит прекращение боевых действий, как повлияет на решения высшего руководства Украины и действия России, заключил Тебин.