Статья опубликована в № 3985 от 21.12.2015 под заголовком: «Я опасался, как смогу войти в команду бюрократических зубров»

«Я опасался, как смогу войти в команду бюрократических зубров»

Денис Буцаев о том, как Московская область переманивает инвесторов из Москвы и почему чиновникам важно разговаривать с бизнесом

Денис Буцаев отвечает в правительстве Московской области за привлечение инвестиций, одновременно занимает должность министра инвестиций и инноваций. Кризис заставляет принимать иногда нестандартные решения, признает он. По образованию юрист-международник, до перехода на чиновничью должность он работал в сфере международного частного права, затем занимался развитием высокотехнологичных проектов. Получил предложение перейти в правительство Подмосковья, когда работал в «Роснано». Почему он согласился, какая ему была поставлена задача и как кризис изменил предпочтения инвесторов, он рассказал в интервью «Ведомостям».

«Хороших проектов мало»

– Задача сделать Московскую область лидером, наверное, стоит перед всей командой. В чем заключается ваша работа?

– Я ищу инструменты привлечения инвесторов во всех отраслях – в социальной сфере, ЖКХ, дорожном строительстве и т. д. Мы создаем специальные условия для тех, кто приходит работать в наш регион, и для тех, кто уже здесь работает. Показатель эффективности – это не абстрактная величина в миллиардах, а количество инвесторов, которые вложили свои деньги в регион. На их решения влияют конкретные факторы: скорость подключения к инфраструктуре, наличие подготовленной площадки, скорость прохождения административных согласований, возможность получения налоговых преференций, иногда – возможность прямого диалога с руководством области. Не поверите, сколько иностранных инвесторов заинтересовано в том, чтобы правительство разговаривало с ними напрямую! Для меня это было большим открытием. Иногда сам факт встречи губернатора с инвестором и его желание сделать проект на своей территории – даже без обсуждения детальных экономических параметров – для инвестора значат больше, чем льготные условия по налогам. Инвестор понимает, что аналогичные преференции он может получить в другом регионе, а персонифицированное внимание может и не получить.

Смысл того, чем занимаюсь я, – это служба «одного окна». Чтобы развивать бизнес в регионе, вы можете прийти в большое количество территориальных и региональных органов власти: прийти за землей в минимущество, за подключением – в министерство энергетики, за налоговыми льготами – в минфин и т. д. Либо вы можете прийти в одно ведомство – в министерство инвестиций.

– На какой стадии инвестор может обратиться к вам?

– На любой! Мы поддерживаем не только проекты, которые уже оформлены: например, получен земельный участок, разработан бизнес-план. Мы научились работать и с проектами на стадии концепции – когда сформулирована идея, но нет, например, бизнес-плана, участка, финансового партнера и т. д. Здесь мы готовы помогать. Корпорация развития Московской области, например, очень продвинулась в подготовке бизнес-планов, которые потом инвесторы успешно защищают в банках. Сейчас банки заинтересованы работать с нами – совместно с инициаторами проектов, чтобы вырабатывать финансовые схемы участия банков в реальном секторе экономики. До прошлого года подобных инициатив было крайне мало.

Денис Буцаев
Заместитель председателя правительства Московской области
  • Родился в Москве в 1977 г. Окончил Московский государственный юридический университет им. О. Е. Кутафина (МГЮА), специальность – «юриспруденция»
  • 1994
    Начальник юридического отдела в IBM, с 2004 г. – юридического департамента в Hewlett-Packard
  • 2008
    Член экспертного совета при председателе Совета Федерации Федерального собрания РФ
  • 2010
    Директор – управляющий партнер инвестгруппы «Панорама», с 2012 г. – гендиректор ООО «ПЭТ-технолоджи» ОАО «Роснано»
  • 2013
    Назначен министром инвестиций и инноваций Московской области, с июля 2014 г. – зампредседателя правительства области

– Несмотря на кризис?

– Несмотря на кризис. Кризис вынудил банки быть более активными в поисках хороших проектов, аккуратнее подходить к работе с хорошими проектами. Их мало, и они нуждаются в специфическом подходе.

– Как организовано взаимодействие между разными департаментами и министерствами?

– Согласно поручению губернатора [Московской области Андрея Воробьева] все должны содействовать привлечению инвестиций в регион. Например, если речь идет о проектах в сфере ЖКХ, то отраслевым ведомством, которое определяет технические условия проекта, является министерство ЖКХ, финансовые условия определяет мининвест совместно с коллегами. В случае концессионных соглашений участвуют отраслевое ведомство, минэкономики, минфин, минимущество, правовое управление, но сводит все это мининвест. Есть и такие варианты, когда к нам приходит инвестор с предложением. При этом инвестор понимает, что его инициатива – начальный, но не определяющий фактор того, что именно он будет реализовывать этот проект.

– То есть инвестор придет с идеей, но не факт, что будет ее реализовывать? Несправедливо.

– Таковы условия федерального закона о концессионных соглашениях: мы публично вывешиваем условия инициативы на 45 дней – если не получено альтернативных предложений, то можем заключить с инициатором. С другой стороны, как правило, у инициатора больше информации и лучшая подготовленность.

Другой подход

– Легко согласились перейти на чиновничью работу?

– Для меня это был неожиданный переход. Я работал с госструктурами, но по своему складу к чиновникам себя не мог относить.

– Было предубеждение?

– Нет. Просто я понимал, что это требует определенного склада мышления, структуризации работы.

– Бюрократия?

– Это ваша интерпретация, я бы назвал структуризацией. (Смеется.) Не могу сказать, что относился к чиновничьей работе как к мечте, для меня это скорее был вызов. Работа оказалась крайне интересной: чем дольше находишься, тем больше нравится.

– Что нравится?

– Масштабность, возможность заниматься большим количеством интересных проектов. В бизнесе, наверное, это тоже возможно, но при определенных условиях. В бизнесе и подход немного другой: там ты ориентирован на один критерий оценки – доходность. Это не всегда правильно и не всегда интересно. А здесь решения принимаются исходя из большего количества критериев. Иногда эти критерии противоречат друг другу. И это тоже интересная задача.

– Например?

– В отраслях, связанных с социальным развитием, приходится искать компромиссы. Например, мы заинтересованы в привлечении инвесторов в строительство социальной инфраструктуры. Там проекты капиталоемкие, крупные инвесторы хотят отдельных условий для себя, высокой доходности, но я понимаю, что если уровень доходности проекта составит выше 20%, то социалка может лечь грузом на областной бюджет.

– Чем руководствуетесь при принятии решений?

– В каждом проекте нужно учитывать доминирующие факторы конкретно этого проекта. Интерес государственного администрирования заключается в том, что спектр вопросов, на которые нужно найти ответы, гораздо шире, чем в любом другом виде деятельности.

– Зато в бизнесе ты сразу видишь результат.

– При работе в регионе ты можешь и принять решение, и увидеть конкретные результаты. Вот, например, мы заключили концессионное соглашение со Сбербанком: теперь каждый, кто приобрел карту «Стрелка», может проехать на автобусе, потом пересесть на электричку и воспользоваться картой и там. Для меня всегда сложнее было понять федеральный уровень: там ты в большей степени оторван от земли и видишь результат только в виде документарного решения.

– А страхи были?

– В определенный момент времени я опасался, как смогу войти в команду бюрократических зубров, какой будет динамика работы, но страхи оказались напрасными: команда молодая, с правильными амбициями, с нацеленностью на результат. Динамика, которая была задана Андреем Юрьевичем [Воробьевым], крайне высока, иногда даже чересчур (смеется).

Вертикаль построена

– Что удалось сделать за время работы в правительстве, что не удалось?

– Удалось построить вертикаль в работе с инвесторами. На уровне региона принимаются очень хорошие решения. Но если они не работают на уровне муниципалитета, значит, они не работают вовсе. Например, у каждого муниципалитета есть план, сколько предприятий он должен привлечь за год в каждом сегменте.

– Если не привлечет?

– В этом случае может быть использован демотивирующий фактор, какой именно – на усмотрение губернатора. Большинство муниципалитетов справляется с работой в сегменте малого и среднего бизнеса и промпредприятий. У нас создана единая система учета всех инвестпроектов, которые инициированы в области: даже если инвестор просто объявил о своем желании, проект уже ставится в систему на учет. После этого мы можем видеть его движение. Если проект, например, завис на какой-то стадии, мы можем его «выдернуть» и с конкретным органом исполнительной власти решить проблему. Доступ к этой базе есть у всех глав муниципалитетов, их заместителей и начальников управлений. Раньше мы даже не знали, сколько инвестиционных проектов реализуется в области. Сейчас их более 2200, и мы знаем, что 197 объектов задерживаются в сдаче по разным причинам, связанным с администрированием, с юридическими проблемами, нехваткой финансирования. По каждой категории есть план работы. Проекты, которые не реализовываются из-за проблем с финансированием, мы рассматриваем в специально созданной группе со Сбербанком, ВТБ и банком «Возрождение», где в том числе дорабатывается проектная документация. Сбербанк, например, для нас делает экспресс-анализ кредитоспособности проекта.

– К каким отраслям наблюдается высокий интерес?

– К проектам, связанным с созданием инфраструктуры. Банки стали понимать, что перспективы роста торгового направления и жилищного строительства приблизились к своим пределам. Правда, банкам непросто работать с инфраструктурными проектами – у них длительный срок окупаемости и не всегда высокая маржа.

– Какие проекты уже реализуются?

– Если говорить про транспортную инфраструктуру, это платные переезды. Российский фонд прямых инвестиций и итальянская компания Pizzarotti IE построят четыре переезда, общий объем инвестиций – 5 млрд руб. Проектирование начнется в 2016 г. Мы рассчитываем, что в 2017 г. начнется строительство всех четырех переездов. К проекту легкорельсового транспорта (ЛРТ) интерес проявляет порядка 18 финансовых институтов. В качестве основных партнеров мы видим Сбербанк, ВТБ, УК «Лидер» и Газпромбанк. Считаю, что проект может стать одним из крупнейших инфраструктурных проектов в стране. Он предполагает строительство легкого метро, которое соединит в единое кольцо основные города Московской области (их 26), а также три аэропорта Московского авиаузла («Домодедово», «Шереметьево», «Внуково»). ЛРТ состоит из четырех хордовых линий, которые образуют кольцо протяженностью 241 км. Уже готова концепция первого участка: Подольск – Климовск – Домодедово – аэропорт «Домодедово» – Константиново – Раменское (около 70 км). Сейчас ждем уточнения параметров, после этого будет сформирована промежуточная бизнес-модель, и в январе предложим проект инвесторам.

– Как ищете инвесторов?

– Для целенаправленного поиска инвесторов в промышленное производство мы создали группу активного поиска в Корпорации развития Московской области. Она работает по методам, которые применяются в компаниях по продажам. В группе работает 12 человек. Мы их позвали к нам из ведущих компаний, которые практикуют прямой маркетинг. Каждый специалист группы имеет свое целевое направление – пищевая промышленность, промпроизводство и т. д. Они берут так называемую холодную базу и обзванивают все компании, чтобы выявить интересантов, получают отклики и формируют так называемую горячую базу. После этого работают с муниципалитетами и индустриальными парками.

– То есть они звонят и говорят: «Здравствуйте, мы корпорация такая-то, не хотите что-либо построить?»

– Да, как ни смешно звучит, именно так. Они говорят, что представляют правительство Московской области, и информируют инвестора о том, что он может получить лучшие условия для развития своего бизнеса. Для нас самих эта инициатива не казалась однозначно успешной, но результаты показывают, что за полгода они смогли привлечь 51 проект.

– В чем заключается роль корпорации? Она не дублирует функции мининвеста?

– Министерство имеет более обширные полномочия по продвижению инвестиционного потенциала региона, а Корпорация развития помимо группы активного поиска сопровождает каждого инвестора и помогает решать вопросы по взаимодействию с властями, с подведением инфраструктуры, помогает оперативно решать текущие вопросы, связанные именно с размещением промбизнеса.

– Вы много говорите о проектах государственно-частного партнерства (ГЧП). Какие проекты уже реализуются?

– Мы – регион-лидер по количеству заключенных концессионных соглашений. Например, в Балашихе и Подольске создается один из самых крупных медицинских кластеров, где будут на ранних стадиях диагностировать и лечить онкозаболевания. Инвестиции составят 4,5 млрд руб. Это только капитальные затраты. Инвестор – проектная компания «ПЭТ-технолоджи» (входит в «Роснано»), финансовый партнер – Газпромбанк, срок соглашения – 12 лет. Проект важен тем, что закроет полностью раннюю диагностику пациентов этого профиля во всей области. Первых пациентов могут принять в начале 2017 г. Еще около 20 проектов в стадии подготовки – в разных отраслях. Проект единой транспортной карты «Стрелка» реализован в формате ГЧП. Самой крупной, конечно, является отрасль жилищно-коммунального хозяйства (тепло, вода). Сейчас в активной разработке находится около 30 проектов в ЖКХ, проекты в Можайске и Электростали уже в стадии заключения, инвесторы найдены, проект по строительству четырех платных переездов, проект по развитию автовокзалов и автостанций Московской области, проект по оснащению автомобильных дорог камерами фото- и видеофиксации.

«Забытые герои»

– На какие отрасли делает ставку правительство области?

– Когда мы разрабатывали стратегию развития области, то ставили задачу выявить отрасли экономики, которые надо развивать. По результатам анализа консультанты выяснили, что у нас есть так называемые забытые герои (промышленное оборудование, автомобилестроение, производство контрольных и измерительных приборов, аэрокосмическая промышленность, производство мебели и пластиков), которые достаточно хорошо представлены в области, но которые замедлили свое развитие в регионе. Фармацевтика как раз хорошо развита: на территории области расположена почти треть всех заводов в России. К концу 2016 г. мы в сегменте лекарственных препаратов импортозаместимся почти на 70%. Также значительным потенциалом обладают химическая промышленность, медицинское оборудование, производство сельхозоборудования. Проблема региона в отличие от нашего соседа заключается в том, что инфраструктурно мы менее обеспечены.

– Что вы имеете в виду?

– Не хватает промышленно подготовленных участков – нужно около 10 000 га. Сейчас действует программа губернатора по созданию 64 индустриальных парков, готово 28 из них, еще 13 строится. Могу похвастаться: мы в этом году получили статус особой экономической зоны (ОЭЗ) для площадки в 359,5 га в Ступине. По прогнозам, за первые 10 лет здесь локализуют производство более 50 резидентов с объемом инвестиций свыше 48 млрд руб. Нами подана заявка на создание ОЭЗ технико-внедренческого типа во Фрязине. Таким образом, у нас уже есть две федеральные ОЭЗ, рассчитываем к концу года на три, не помню, чтобы у кого-то из других регионов было столько же.

– Насколько такие институты эффективны?

– Если ими заниматься, то они дают крайне хороший эффект. Например, Дубна – единственная зона, успешная в технико-внедренческом плане. Это 102 резидента, объем инвестиций – около 8 млрд руб., около 2500 рабочих мест. Там за год появилось 14 новых резидентов – как за последние три года. Самый крупный – на 3 млрд руб. – на строительство завода специальных генерирующих механизмов. Экспертный совет при минэкономики проверяет, насколько предложения того или иного резидента отвечают критериям инновационности. «Ступино квадрат» получил статус в августе. Не могу сказать, что эффект на сегодняшний день раскрылся, но там уже заявлено пять якорных инвесторов.

– В Калуге реально действующие кластеры. Будете учитывать их опыт и ошибки?

– Регион нуждается в том, чтобы наша работа стала известна потенциальным инвесторам. В текущем году мы открыли 42 крупных предприятия, инвестиции – 74 млрд руб. Не остается сомнений в том, кто является истинным лидером в привлечении инвестиций в промышленность. (Смеется.) Мы решили, что наукограды должны быть активнее вовлечены в экономику региона. Для этого создаются технико-внедренческие зоны – они дают возможность размещаться инновационным компаниям, которые ищут научные разработки для внедрения в промышленность. У нас восемь наукоградов из 13 в стране (Дубна, Жуковский, Королев, Протвино, Пущино, Черноголовка, Фрязино, Реутов), которые должны вернуться к функционалу двигателей экономики.

Каша для китайцев

– Как меняются запросы инвесторов?

– Стало много заинтересованных в реальном секторе экономики – промышленности, в том числе инновационной, электронике. Не буду говорить про сельхознаправление – оно развивается просто феерично, по-другому и не скажешь. (Смеется.) До конца года на территории области будет введено в эксплуатацию 12 предприятий. Среди них три тепличных комплекса, два садоводческих, два объекта агрокультуры, одно овощехранилище, один проект молочного животноводства, один – мясного животноводства и один – по переработке зерновых культур. Было привлечено более 12 млрд руб., что в 4 раза больше, чем в 2014 г. Также в этом году началось строительство еще 10 с/х объектов (инвестиции – 18,5 млрд руб.), которые будут введены в эксплуатацию в 2016–2017 гг. Они дадут дополнительно почти 2500 рабочих мест.

– Чем объясняете этот бум?

– Это результат комплексных мер, которые мы реализуем. За последние три года введено в оборот более 170 000 га земли, что дало нам рекордные показатели урожайности. Мы предоставляем ряд субсидий, в том числе на капитальные затраты до 20% в приоритетных отраслях, субсидии до начала посевной кампании, на обновление парка сельхозтехники, компенсируем часть затрат на создание предприятий АПК.

– А есть какие-то предприятия, появлению которых вы удивились?

– В этом году открылось финское предприятие Myllyn Paras по производству каши, которое будет производить 25 000 т продукции в год. С завода, который расположен в Домодедове, они экспортируют каши в том числе в СНГ и Китай. Было приятной неожиданностью, что при производстве исходные продукты – местная сельхозпродукция. То есть мы в импортозамещении дошли до той стадии, когда можем производить не только сырье, но и готовый продукт. Радует, что такой «тяжелый» проект, как трубопрокатный завод, строится на территории области (в Сергиевом Посаде, инвестиции – 9 млрд руб.).

– Раньше губернатор собирался переманивать инвесторов из Москвы. Переманиваете?

– Переманиваем. (Смеется.) В 2015 г. у нас появилось 15 800 предприятий в сегменте малого и среднего бизнеса. Из них 3000 перешло из Москвы.

– Почему перешло?

– Речь не идет о том, что мы увидели предприятие и целенаправленно его переманиваем. В Москве есть объективные и субъективные ограничения – дорогое ведение бизнеса исходя из стоимости земли, трудовых ресурсов и т. д. Думаю, что условия, которые есть сейчас в области, – одни из самых привлекательных. Большая работа идет с социально ориентированным бизнесом, который предоставляет услуги в необходимых секторах: детские образовательные учреждения, кулинарии, химчистки, бытовые услуги и т. д. Например, в Подмосковье для социально ориентированного бизнеса установлена льготная аренда за имущество в размере 50%.

Партнерство государства и бизнеса

На вопрос, как Московская область развивает проекты государственно-частного партнерства (ГЧП), Буцаев хвалится: «Мы – регион-лидер по количеству заключенных концессионных соглашений». Среди реализуемых проектов – один из самых крупных медицинских кластеров в Балашихе и Подольске, где будут на ранних стадиях диагностировать и лечить онкозаболевания, капзатраты на проекты составляют 4,5 млрд руб., инвестором выступает проектная компания «ПЭТ-технолоджи» (входит в «Роснано»), финансовый партнер – Газпромбанк, срок соглашения – 12 лет. «Проект важен тем, что закроет полностью раннюю диагностику пациентов этого профиля во всей области. Первых пациентов могут принять в начале 2017 г. Еще около 20 проектов в стадии подготовки – в разных отраслях», – отмечает он. Проект единой транспортной карты «Стрелка» реализован в формате ГЧП. Самая крупная отрасль, где используется модель ГЧП, – сектор жилищно-коммунального хозяйства (тепло, вода), в разработке находится около 30 проектов, в том числе в Можайске и Электростали – в стадии заключения, инвесторы найдены.

– Какие секторы бизнеса сужаются?

– Торговля. Она являлась определенным движком экономики – на нее приходилось порядка четверти экономики. И мы в этом отношении видим серьезные проблемы, это приведет к тому, что сам формат бизнеса достаточно серьезно изменится. Крупные торговые комплексы уже не так привлекательны для инвесторов, эта гигантомания, которую мы наблюдали, останется в прошлом.

– ИКЕА тоже сворачивает бизнес?

– Нет, ИКЕА, Metro, «Глобус» – это обратный пример. Они в том числе являются основными арендаторами своих собственных площадей и наполняют их своими продуктами. Например, дистрибуторский центр ИКЕА расположен на территории области. Metro в прошлом году закончила работы по строительству логистического комплекса в Ногинске (60 000 кв. м). «Ашан» построит в Домодедове логистический центр на 100 000 кв. м, в котором будет размещено 80% подмосковной продукции. Компания вложила в него около 6 млрд руб.

– Вы недавно анонсировали проект оптово-распределительного центра «Максимиха». Будут ли еще?

– Думаю, что такого масштаба будет всего четыре центра. В этом году мы откроем «Радумлю» – он закрывает логистику Северо-Запада. Есть работающий – «Четыре сезона» в Домодедове, еще один инвестор собирается – компания «Ермак».

Перспективный кризис

– Складывается ощущение, что везде кризис, а в Московской области его нет.

– Я считаю нынешнюю ситуацию непростой, но перспективной. Это связано не только с экономической ситуацией в России, но и с замедлением мировой экономики в принципе. Мы видим, что инициативность инвесторов снизилась. Например, в 2013–2014 гг. количество инвесторов было выше, но качество проектов было ниже. Сейчас инвесторов стало меньше, но качество проектов выросло, стали аккуратнее считать. В 2014 г. у меня была задача предложить условия для инвесторов не хуже, чем в других регионах, задача 2015 г. – предложить лучшие условия.

– Что вы можете предложить лучше, чем, например, Калужская область?

– Широта выбора промышленных площадок в Московской области намного больше, чем в Калужской (64 индустриальных парка в МО). А преференций – административных, налоговых – не меньше.

– Что это за преференции?

– Например, если вы строите промышленное предприятие, при подаче пакета проектных и градостроительных документов вы получите разрешение в течение 10 дней и для вас будет действовать специальный регламент по выдаче. Дополнительно поддерживаем инвесторов, которые построили новые капитальные здания и сооружения (кроме жилых и торговых объектов) стоимостью от 50 млн руб. Для них снижается ставка налога на прибыль на 4,5 процентного пункта, и они освобождаются от уплаты налога на построенное имущество в течение четырех лет. Льготы действуют автоматически. То есть не нужно заключать специальное соглашение с правительством области, в то время как в большинстве других регионов действует система, когда вы должны подписать такое соглашение. Для модернизации действующих производств также предусмотрены льготы, но в этом случае нужно подписать соглашение.

– Есть уже результаты?

– Ситуация не самая простая: есть дефицит заемных средств, мы видим пассивное отношение крупных институциональных инвесторов. Но у нас положительная динамика. Общий объем инвестиций в 2014 г. составил 594,5 млрд руб., в этом прогнозируем 620 млрд руб. По секторам инвестиции распределяются так: 31,8% – это операции с недвижимым имуществом, 19,3% – в обрабатывающие производства, 12,4% – в транспорт и связь, 12% – в торговлю и т. д. В 2015 г. было запущено более 40 крупных проектов более чем на 70 млрд руб., создано более 10 500 новых рабочих мест на современных предприятиях, в том числе АПК.

Между прочим, Московская область входит в тройку регионов, которые взяли больше всех средств из фонда поддержки промышленности. На Подмосковье приходится 2,5 млрд руб. из 20 млрд. Одобрено пять проектов: ОАО «Приборный завод «Тензор», г. Дубна, ООО «Куранты», Красногорский м. р., ОАО «Байкал электроникс», Красногорский м. р., ООО «Нано каскад», г. Дубна, ООО «Паритет», Клинский м. р. Кризис иногда заставляет принимать нестандартные решения. Например, многие из тех, кто строил, – Промсвязьбанк, «Абсолют» – в этом году пошли заниматься сельским хозяйством. Оно сейчас по доходности сравнимо со строительством.

– Ощущается ли влияние санкций?

– Интересно, что в текущей непростой геополитической ситуации немецкий, итальянский, французский бизнес очень активно развивается. Решимость среднего бизнеса, например немецкого, идти в проект независимо от политической воли руководства страны действительно очень высока. Если мы говорим о больших проектах, где требуется политическое одобрение двух государств, проекты могут на какой-то промежуток времени приостановиться. При этом инвесторы в направлениях импортозамещения активны. Считаю, что в этом отношении потенциал промышленного сектора Подмосковья в 2016 г. должен раскрыться еще сильнее.