В общественном совете при ФСИН 16-часовой рабочий день для заключенных назвали "благом"

Администрация мордовской женской колонии ИК-14, где отбывает срок Надежда Толоконникова, не принуждала заключенных к переработкам. Как заявил зампред общественного совета при ФСИН Борис Сушков, осужденные просили разрешения поработать подольше и администрация "давала им благо - возможность подзаработать".

Побывавшая в этой колонии член Совета по правам человека при президенте Мария Каннабих подтвердила, что ей некоторые заключенные сообщали о переработках по собственному заявлению. "Что касается Толоконниковой, то она больше восьми часов ни разу не работала", - цитирует ее "Интерфакс".

"Реклама дана Толоконниковой слишком большая и, на мой взгляд, незаслуженная. Я знаю, что 16-часовой рабочий день у нас невозможен в условиях колонии, и у нас не идиоты руководители, (чтобы) таким заниматься, тем более что это наказуемо", - цитирует слова Сушкова "РИА Новости". Председатель общественного совета при мордовском управлении ФСИН Виктор Брезгин добавил, что "кто хоть немножко работал в системе, понимает, что этого не может быть, потому что не может быть вообще". Он отметил, что в ИК-14 женщины работают в две смены. Заявления о том, что осужденные во время проверки отмораживают себе ноги, Брезгин тоже назвал неправдоподобными, поскольку по нормативам, когда температура опускается ниже определенного градуса, проверки проводят в помещении.

Член СПЧ Илья Шаблинский по итогам проверки ИК-14 пришел к выводу, что оснований для возбуждения уголовных дел по жалобам Толоконниковой нет. Ссылаясь на руководство колонии, он отметил, что труд на швейном производстве в колонии считается принудительным, а невыход на работу считается серьезным нарушением. Таким образом, норма Конституции о запрете принудительного труда в колонии игнорируется, заключил Шаблинский. Однако против организации швейного производства он возражений не имеет с учетом мнения осужденных, желающих хотя бы немного зарабатывать. В его отчете содержится предложение попросить Минюст принять нормативный акт, который бы полностью запрещал в учреждениях ФСИН сверхурочные работы и работу в выходные. Также он попросил СПЧ добиться от СКР проверки жалобы заключенной, которая отморозила пальцы на руке и ногу, когда ее оставили зимой на улице в наказание.

Еще три члена СПЧ - Елена Масюк, Мария Каннабих и Евгений Мысловский после посещения ИК-14 заявили, что в колонии "существует хорошо отлаженная добровольно-принудительная система по бесперебойному обеспечению 12-16-часового рабочего дня, так же как и работы по воскресным дням, на швейном производстве". В документе отмечается, что это является нарушением Трудового кодекса. Также правозащитники обнаружили, что с заключенными не оформлены трудовые договоры, а "непрозрачная система подведения итогов выполнения плана создает условия для злоупотребления своими полномочиями у мастеров и бригадиров смен". В докладе этих членов СПЧ говорится, что за месяц даже с учетом работы по 16 часов в день заключенные получают в неделю не более 1200-1300 руб., что значительно меньше положенного по закону МРОТ. Также правозащитники упомянули жалобы женщин на травмы (прошитые иглами пальцы) и то, что после смены их заставляют бесплатно выполнять хозяйственные работы в колонии.

Надежда Толоконникова в знак протеста против нарушений прав заключенных с 23 сентября держала голодовку. Она также жаловалась, что ей поступают угрозы убийством от администрации колонии и от других заключенных. В минувшие выходные ее перевели в больницу. 1 октября стало известно, что она голодовку приостановила. В ее заявлении, которое передал журналистам депутат Госдумы Илья Пономарев, говорится, что осужденная перестала голодать из-за тяжелого состояния здоровья и начавшихся осложнений. Она может возобновить эту акцию протеста, если не будут выполнены ее требования, среди которых перевод ее в другую колонию.