Матвиенко: Кворум Совета Федерации 1 марта собирали "штучно"

1 марта, когда Совет Федерации должен был проголосовать по постановлению об использовании Вооруженных сил России на Украине, была "суббота региональной недели" и многие сенаторы традиционно разъехались по стране. О том, как их собирали и как проводилось голосование, в интервью ТАСС рассказала спикер Совфеда Валентина Матвиенко. По ее словам, кворум собирали "штучно". "К началу заседания в зал не успели зайти три сенатора, хотя они уже приехали на Дмитровку. Через несколько минут после повторной регистрации кворум для принятия легитимного решения имелся, - заявила она. - Физически не оставалось времени на подготовку, все делалось с колес, люди подъезжали и сразу шли в зал. Знаете, я гордилась коллегами: они сделали все, чтобы прибыть в срок на заседание". Те, кто не успел вернуться в Москву в срок, затем поддержали уже принятое решение письменно, добавила Матвиенко. Поэтому, как она считает, можно говорить, что решение было принято единогласно.

Cпикер подчеркнула, что сенаторы "действовали строго по букве Конституции России и регламенту Совета Федерации": президент внес обращение, его рассмотрели в экстренном порядке.

Матвиенко позвонили из Кремля около полудня 1 марта, вспоминает она. Ее предупредили о готовящемся обращении президента за разрешением на использование войск. "События развивались стремительно, счет шел на часы", - отметила она. На сбор кворума было времени до вечера.

По словам спикера, у Совфеда "налажена система оповещения, когда все члены палаты одновременно узнают о каком-то важном решении или о необходимости прибыть в здание на Большой Дмитровке". Существует и обратная связь, благодаря которой можно узнать, "где в данную минуту находится тот или иной сенатор". "Все решалось в ручном режиме. Кто-то выбирался из глубинки на вертолете и пересаживался на самолет, другие совершали многокилометровые марш-броски на машине... Ни на кого не пришлось давить или убеждать, люди ответственно отнеслись к делу", - цитирует ТАСС.

Когда текст обращения Путина поступил в Совфед, прошли заседания профильных комитетов и совет палаты. Матвиенко отметила, что после совещания было решено проводить пленарное заседание в открытом режиме: "Секретов по столь важной, принципиальной для российского общества теме быть не могло".

Матвиенко оказалась затем в санкционных списках Евросоюза и США. Она прокомментировала эти решения цитатой: "Юпитер, ты сердишься, значит, ты не прав". По ее словам, эффект от введенных против нее мер "равен нулю". "На Западе наверняка и раньше знали: у меня нет ни счетов в зарубежных банках, ни недвижимости за границей". Она также выразила удовлетворение тем, что российские власти своевременно приняли меры, чтобы "чиновники, депутаты и сенаторы, у кого имелось за пределами России что-то подпадающее под запрет, избавились от всего лишнего". У Матвиенко никогда не было ни имущества, ни активов за рубежом и даже желания ими обзавестись не возникало, заверила она.

"Единственное, что по-настоящему огорчает: возникшие ограничения мешают доносить нашу точку зрения так активно, как хотелось бы. Хуже нет, когда прерывается диалог", - заявила спикер. Она объяснила, что вместе с коллегами защищала национальные интересы страны и поддержала главу государства. "Давайте говорить серьезно: неужели в Америке и Европе верхом демократии считают преследование человека за взгляды и убеждения?" - отметила она и напомнила, что в цивилизованном мире против парламентариев санкции вводить не принято. Санкционные решения она считает похожими "на окрик из Вашингтона: не будете слушаться, накажем и в угол поставим". "Мы Россия, а не страна, политиков которой можно припугнуть и те сразу станут послушными и ручными", - объяснила Матвиенко.