Суд вынес приговоры фигурантам дела о взрыве на шахте «Ульяновская»

Суд признал виновными фигурантов уголовного дела о взрыве на шахте "Ульяновская" в Кемеровской области: директора шахты Андрею Функа, начальника смены Юрия Пименова, механика участка вентиляции и техники безопасности Геннадия Краськова, бригадира и электрослесарей этого участка Олега Козявина, Дениса Бута и Олега Собакина. Их обвиняли в нарушении правил безопасности на взрывоопасных объектах, которое повлекло за собой смерть двух и более лиц (ч. 3 ст. 217 УК России). Им присудили от трех до шести лет лишения свободы. Все они будут отбывать наказание в исправительной колонии общего режима, говорится в материалах Следственного комитета.

19 марта 2007 г. в подземных выработках шахты при добыче угля произошел взрыв метановоздушной смеси и угольной пыли. Находившиеся под землей 110 человек погибли от взрывных травм, термических ожогов и отравления окисью углерода, семь работников получили телесные повреждения различной степени тяжести. Компании «Южкузбассуголь» причинен ущерб на сумму более 616 млн руб. По версии следствия, для выполнения плана добычи угля руководители шахты с июня 2006 г. до момента взрыва игнорировали требования безопасности при ведении горных работ. Работавшие в подземных выработках из-за угроз увольнения или снижения размера премий продолжали добычу, несмотря на повсеместное наличие взрывоопасной концентрации метана и угольной пыли. По указаниям директора шахты Функа и других руководителей их подчиненные устанавливали различные приспособления для сокрытия загазованности, которые не позволяли технике автоматически остановить работу. Кроме того, следствие установило, что сотрудники Куйбышевского горнотехнического отдела управления Ростехнадзора по Кемеровской области Сергей Слепцов, Александр Костромин и Игорь Дмитриев своевременно не пресекли перечисленные нарушения требований безопасности. Однако уголовное дело в отношении их, а также 19 инженерно-технических работников шахты прекращено по нереабилитирующим основаниям, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.