МИД России: Московское бюро ВВС не просило о комментариях про MH17

Официальный представитель российского МИДа Мария Захарова опровергла слова режиссера фильма ВВС о крушении Boeing 777 над Донбассом Майкла Рудина о том, что телекомпания обращалась во внешнеполитическое ведомство за интервью, но получила отказ. «Мы договорились, что все запросы на интервью или комментарии будут направляться иностранными журналистами через их московские корпункты. Чтобы потом нам не говорили: «Мы просили российский МИД об интервью, но они отказались». Однако ни разу сотрудники московского бюро «Би-би-си» не задавали вопросы, касающиеся расследования причин крушения малазийского «Боинга» в контексте подготовки данного фильма», - написала Захарова в своем Facebook.

МИД отвечает на запросы ВВС «по нескольку раз в неделю», заверила Захарова. «На протяжении длительного времени мы находимся в плотном рабочем контакте с сотрудниками московского корпункта телерадиокорпорации, неоднократно давали им интервью, принимали участие в онлайн-беседах, встречались на брифингах, посещали их корпункт и т. д.», - пояснила она. По ее словам, с августа 2015 г. МИД в дополнение к официальным брифингам ввел практику «еженедельных встреч с представителями аккредитованных в Москве иноСМИ», где представители ВВС – «частые гости».

Также Захарова рассказала о том, что ВВС – «на редкость забюрократизированная структура. В ней подчас левая рука не знает, чем занимается правая». Она вспомнила эпизод «примерно двухгодичной давности», когда министр иностранных дел Сергей Лавров «с готовностью отреагировал на их [ВВС] просьбу об интервью, а они на протяжении пяти часов не могли ответить ни да, ни нет. И это на свою же просьбу! В результате нам так и ответили: «В Лондоне не могут определиться - очень сложная система принятия решений». В результате интервью получило агентство Bloomberg.

Представитель МИДа подтвердила готовность комментировать любые темы и выразила надежду на то, что «представители британской телерадиокорпорации найдут в себе силы побороть внутреннюю бюрократию… Ведь если бы М. Рудин знал о задачах московского бюро «Би-би-си» или в принципе знал о его существовании, то подготовленный им фильм учитывал бы более широкий спектр мнений».