Игорь Трунов: Меня лишили статуса адвоката

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области 12 июля решила лишить адвокатского статуса Игоря Трунова в связи с дисциплинарным проступком. Это СМИ сообщил сам Трунов. Он сказал агентству «Москва», что это решение вступит в силу 24 августа, когда его утвердит Совет адвокатской палаты Подмосковья.

"В том, что окончательное решение будет негативным, сомнений нет, так как пройдет под руководством бессменного (16 лет у власти) Председателя Совета адвокатской палаты МО, Председателя Квалификационной комиссии адвокатов МО, Президента адвокатской палаты МО, Вице-президента Федеральной ПА - Галоганова А. П.", - говорится в заявлении на сайте Трунова.

Адвокат Павел Чиков счел необходимым объяснить в Twitter: квалификационная комиссия только решает вопрос о наличии нарушения. «Статуса лишает совет палаты», - добавил он.

По словам Трунова, группа подмосковных адвокатов, которых он назвал «обидчивыми», пожаловалась, что он в публичных высказываниях умалял авторитет адвокатуры. Он утверждает, что их претензии вызвали его заявления на пресс-конференции 1 февраля 2016 г. в агентстве «Национальная служба новостей». Темой пресс-конференции была «Проблемы Адвокатуры России и лишение статуса известного адвоката Трунова». «Группа из 20 обидчивых адвокатов услышала о наличии коррупции в адвокатуре России, о незаконном избрании президентов большинства адвокатских Палат России на 4-й срок, когда по закону не более 2-х, о незаконном давлении органов руководства адвокатуры на неугодных адвокатов и еще ряд общеизвестных фактов» и пожаловалась на него, следует из заявления на сайте Трунова. Он добавил, что квалификационная комиссия рассмотрела эту жалобу и приняла решение несмотря на то, что он желал принять личное участие в обсуждении и просил перенести его, так как находится на больничном.

Трунов напомнил, что «Конституция каждому гарантирует свободу мысли и слова». По его мнению, за лишением его статуса «стоят недовольные бескомпромиссной защитой интересов и свобод человека, пострадавших от терроризма, авиационных и техногенных катастроф», поскольку его работа «затрагивает финансовые интересы крупных страховых компаний, не желающих платить страховое возмещение в полном объеме, недобросовестных владельцев бизнеса и государственных служащих, нарушающих закон». Он напомнил, что сейчас «в адвокатском производстве – дела о взрывах самолетов 2004 г., теракта «Норд-Ост», теракта «Домодедово» 2011 г., ярославская авиакатастрофа, теракт самолета над Синаем в Египте, ростовская авиакатастрофа, международный уголовный суд по преступлениям против человечности на востоке Украины, «школьный стрелок» и многие другие негромкие дела, за которыми стоят судьбы простых людей, а с другой стороны - финансовые интересы, а часто и свобода нарушителей закона».

3 февраля, через два дня после упомянутой Труновым пресс-конференции, адвокатская палата Московской области рассматривала вопрос о лишении статуса Трунова и его партнера Людмилы Айвар после жалобы на них предпринимателя из Дагестана Магомеда Джамаева, их клиента. Это подтверждал «Коммерсанту» вице-президент подмосковной палаты Михаил Толчеев. Трунов объяснял, что Джамаев в 2010 г. пытался купить обанкротившийся совхоз, заплатил несколько миллионов рублей, но так этот актив и не получил. Он пытался судиться, его консультировали Трунов и Айвар, в суде Джамаев не преуспел. По мнению Трунова, после этого предприниматель решил пожаловаться на адвокатов, претензии к ним он считал необоснованными. Айвар тогда связывала действия палаты с тем, что она вместе с Игорем Труновым ранее оспорила решение о переизбрании на должность президента палаты Алексея Галоганова. Толчеев эту версию назвал беспочвенной.

Агентству «РИА Новости» Трунов 3 февраля говорил, что формально вопрос о лишении его статуса адвоката мотивирован жалобой клиента, которому он дал устную рекомендацию в 2012 г. Производство по той жалобе было прекращено после того, как заявитель отозвал ее, напоминает ТАСС.

Генпрокуратура в январе 2007 г. заявляла о намерении лишить Трунова статуса адвоката. Ведомство обвинило его в разглашении тайны следствия по делу банкира Алексея Френкеля, обвиняемого в организации убийства первого зампреда ЦБ Андрея Козлова. Президент Адвокатской палаты Москвы Генри Резник назвал тогда претензии Генпрокуратуры безосновательными.