«Коммерсантъ» описал новую схему отмывания с участием судебных приставов

В России появилась новая схема отмывания незаконно полученных средств с участием Федеральной службы судебных приставов, пишет «Коммерсантъ» и называет схему практически «неуязвимой». В 2016 г. через нее из России было выведено более 16 млрд руб., сообщила пресс-служба ЦБ.

По словам источников газеты на банковском рынке, в этой схеме два юридических лица — резидент и нерезидент — договариваются о взыскании долга через третейские суды или через мировое соглашение. Истцом становится нерезидент, который требует погасить задолженность, ответчик-резидент соглашается с его требованием. Суды, как правило, тогда принимают решение о взыскании со счета должника и выдают исполнительный лист, пишет издание. С ним нерезидент на совершенно законных основаниях обращается в ФССП, которая начинает исполнительное производство. Средства с банковского счета должника списываются на счет службы и перечисляются в пользу взыскателя на его счет в иностранном банке и легализуются.

В Банке России знают о существовании этой схемы. По оценке регулятора, в прошлом году с ее помощью на зарубежные счета было переведено «около 16 млрд руб., или более 10% от всего объема выявленных сомнительных операций за год», сообщил представитель пресс-службы ЦБ. Суды приняли решения по искам, имеющим признаки такой схемы, на сумму более 37 млрд руб., добавил он: «Суммы исков варьируются от 0,4 млрд до 6 млрд руб.».

«Технически эта схема не нарушает закон, суды и ФССП действуют строго в рамках своей компетенции, а банки формально не имеют оснований для того, чтобы расценивать операцию как подозрительную и противодействовать ее проведению, так как речь идет о судебном решении, - объяснил представитель ЦБ. - Первопричина - отсутствие у судов полномочий проверять суть сделок между кредитором и должником, а также реальность деятельности этих компаний».

«Комммерсантъ» отмечает, что схема похожа на так называемую «молдавскую», которая использовалась в 2010-2013 гг.: фиктивная задолженность российской структуры оформлялась в Молдавии, молдавский участник схемы подавал в местный суд, а солидарным ответчиком выступало подставное лицо - гражданин Молдавии.