Эксперт усомнился в корректности расшифровки беседы Улюкаева и Сечина

В расшифровке разговора главного исполнительного директора «Роснефти» Игоря Сечина и бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева были допущены существенные нарушения, рассказала профессор кафедры судебных экспертиз МГЮА имени О.Е. Кутафина Елена Галяшина на заседании по делу экс-министра.

Галяшина провела анализ психолого-лингвистической экспертизы аудиозаписей, которую проводили Кисляков и Рыженко из «Южного экспертного центра». Один из них психолог, другой — лингвист.

Галяшина должна была ответить на вопросы, содержит ли расшифровка разговоров Сечина и Улюкаева сведения, что экс-министр просил передать ему деньги; и есть ли речевые указания на то, что в переданной Сечиным сумке лежит денежное вознаграждение. По ее словам, лингвистическая экспертиза была проведена неправильно: исследовались аудиозаписи, которые не были проверены на предмет монтажа, эксперты следствия вышли за рамки своей компетенции и проводили анализ разговора, не учитывая интонации устной речи и несмотря на помехи.

Она уточнила, что Кисляков и Рыженко не разделили вопросы по компетенции, таким образом, лингвист отвечал на вопросы, на которые должен был ответить психолог, и наоборот. Кроме того, не была проведена фонографическая экспертиза: нужно было сначала установить личности общающихся, удостовериться в подлинности записи и убедиться, что запись не изменена.

По словам Галяшиной, экспертиза разговоров была проведена с использованием стандартного программного обеспечения, которое входит в обычный Windows, хотя для этого нужно было особое ПО, которое есть в распоряжении ФСБ. Специальные программы для очистки звука от шума не использовались, добавила эксперт. Эксперты проигрывали аудио и видеозаписи через свободное VLC media player и слушали записи через наушники Philips, отмечает Галяшина, но были нужны более серьезное ПО и оборудование. Институт криминалистики МВД рекомендовал оборудование для фонографических записей, добавила она, но почему оно не применялось - непонятно. По закону эксперты следствия должны были применять рекомендованное оборудование, в противном случае они должны объяснить, почему использовали другое ПО и оборудование.

Галяшина подробно проанализировала разговоры руководителя «Роснефти» с Улюкаевым и указывает, что экс-министр мог не понимать, что ему предлагал Сечин фразой: «Можешь считать, что задание выполнено. Забирай, клади и пойдем чайку попьем».

Эксперт подчеркивает, что в разговоре нет лексических средств, которые однозначно указывают на то, что Улюкаев понимал, что ему передают сумку с $2 млн. На вопрос, похоже ли, что Сечин стал жертвой вымогательства, Галяшина ответила, что в фонограммах нет высказываний, которые бы показывали наличие конфликта между Сечиным и Улюкаевым. Напротив, разговор был дружелюбным.

По версии следствия, Улюкаев, будучи министром экономического развития, требовал у нефтяной компании $2 млн за положительное заключение, позволившее ей купить госпакет «Башнефти». Улюкаева задержали 14 ноября 2016 г. после встречи с Сечиным в «Роснефти». В его машине была обнаружена сумка с помеченными оперативниками купюрами. Сам Улюкаев вину не признает. По его словам, ФСБ организовала против него провокацию на основе «ложных доносов» Сечина и Феоктистова. Министр утверждает, что, взяв сумку, думал, что в ней находится вино.

Рассылки «Ведомостей» — получайте главные деловые новости на почту

Я хочу подписаться