Охранник Сечина рассказал о встрече с Улюкаевым на Гоа

Защита экс-министра объяснила, почему он не мог показать $2 млн на пальцах за пять минут

Сегодня в Замоскворецком суде продолжились слушания по делу экс-министра экономического развития Алексея Улюкаева, обвиняемого во взятке в $2 млн.

Сначала суд допросил бывшего секретаря Улюкаева Ирину Дютину, соединявшую министра с главным исполнительным директором «Роснефти» Игорем Сечиным. Защите Улюкаева отказали в прослушивании записи самого разговора.

Затем допросили менеджера службы безопасности «Роснефти» Вадима Деревягина. Он сопровождал Сечина на Гоа, занимался подготовкой к саммиту БРИКС и наблюдал игру на бильярде президента ВТБ Андрея Костина и Сечина, в ходе которой к ним подошел Улюкаев и, по версии следствия, договорился о взятке.

Дело было в гостинице, рассказал Деревягин, было многолюдно, между заседаниями. «Подходили к ним разные лица, подбадривали». Трое общались минут пять, но разговора охранник не слышал. Он не помнит, чтобы Сечин и Улюкаев еще встречались, и не видел, чтобы Улюкаев делал какие то жесты руками в разговоре с Костиным и Сечиным.

Зачитанные в суде протоколы допроса охранника в период следствия соответствуют его сегодняшним показаниям: в перерыве между встречами саммита Сечин играл на бильярде с Костиным. Видел, как Улюкаев подошел к Сечину и между ними состоялся пятиминутный диалог. Жестов Улюкаев не делал, цифру «два» на пальцах не показывал, но мог. Костин участия в разговоре не принимал. Других встреч с Улюкаевым не было, заявил ранее свидетель.

«Улюкаев вымогал взятку у Сечина, показав ему сумму в виде двух пальцев», - говорится в оглашенных прокурором материалах дела.

Что значило «собрать объем»

Из показаний свидетелей следует, что у Улюкаева было не более пяти минут, чтобы потребовать деньги, и сделать он это мог только в присутствии Костина. При этом, отмечает адвокат экс-министра Виктория Бурковская, ни один свидетель не видел, чтобы Улюкаев на пальцах показал требуемую сумму ($2 млн), как это указано в обвинительном заключении.

На самом деле, по словам адвоката, в попавшем на пленку разговоре Улюкаева с Сечиным речь идет о поручении президента Путина завершить приватизацию пакета акций «Роснефти» - как раз на Гоа он заявил, что деньги от продажи акций должны поступить в бюджет в 2016 г. Также глава государства не исключил возможности самовыкупа акций компанией «Роснефть» в качестве промежуточного этапа приватизации, напомнила она. Именно этот этап Сечин обсуждает с Улюкаевым, жалуясь на возникающие при поиске инвесторов проблемы («кредитовать готовы, покупать не хотят»). И «объем», о котором говорил Сечин, - это почти 700 млрд руб., которые надо было собрать «Роснефти» для выкупа собственных акций. И сбор такой суммы, конечно, требовал времени, поиск $2 млн вряд ли был для нее затруднителен, подчеркивает адвокат.

Именно поэтому, как следует из заключения экспертизы, Улюкаев и не выражает удивления в разговоре: если наложить разговор на фактические исторические события 2016 г., он теряет всякую двусмысленность, подчеркивает Бурковская.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать