Эксперт сообщил о «скрытности» Сечина при передаче сумки Улюкаеву

Гендиректор Южного экспертного центра, психолог Виктор Кисляков, участвовавший в проведении психолого-лингвистической экспертизы по делу Алексея Улюкаева, сообщил о «скрытности и завуалированности» руководителя «Роснефти» Игоря Сечина при передаче сумки экс-министру.

Для проведения экспертизы использовались три компакт-диска с аудио и видео и копии протоколов допроса Сечина, прослушивания аудиозаписей. Кисляков сообщил, что невербальное поведение Улюкаева исследовали по аудиозаписи. Этих материалов было достаточно, заверил он.

Вопрос о признаках естественности либо неестественности поведения Улюкаева при получении сумки от Сечина Кислякова удивил: такой не часто ставится. Он уточнил, что было не определено, по отношению к чему надо определять эту «естественность». В целом он назвал поведение Улюкаева на встрече с Сечиным естественным, но подчеркнул, что психолог и лингвист не могут проникнуть в сознание человека.

Для анализа разговора Сечина с Улюкаевым использовалась методика, применяемая для выявления материалов экстремистского характера, других нет, признается эксперт. А вот по части экстремизма «есть опыт, есть взаимодействие, есть профессиональное сообщество, которое нас контролирует и сертифицирует». Специальное программное обеспечение для визуализации речи и объективного исследования интонации не использовалось, признал Кисляков.

По его мнению, из поведения Улюкаева невозможно сделать вывод, был ли он осведомлен о содержимом сумки, которую ему передал Сечин, и знал ли про $2 млн. «Но есть признаки того, что они (Сечин и Улюкаев. – «Ведомости») друг друга понимали», – добавил эксперт. На уточняющий вопрос, можно ли утверждать, что Улюкаев точно знал, что находится в сумке, Кисляков ответил: «Не могу ответить, материала недостаточно. У Сечина было много признаков скрытности и завуалированности».

Профессор кафедры судебных экспертиз МГЮА имени О. Е. Кутафина Елена Галяшина, выступавшая ранее в суде, говорила, что в расшифровке разговора Сечина и Улюкаева были допущены существенные нарушения. Галяшина провела анализ психолого-лингвистической экспертизы аудиозаписей, которую проводили Кисляков и Рыженко из Южного экспертного центра. По ее словам, лингвистическая экспертиза была проведена неправильно: исследовались аудиозаписи, которые не были проверены на предмет монтажа, эксперты следствия вышли за рамки своей компетенции и проводили анализ разговора, не учитывая интонации устной речи и несмотря на помехи.

Рассылки «Ведомостей» — получайте главные деловые новости на почту

Я хочу подписаться