Тема дня: Переговоры Путина и Трампа в Хельсинки
«Наши отношения никогда не были хуже». Главные заявления Путина и Трампа
11 материалов по теме
Статья опубликована в № 3313 от 26.03.2013 под заголовком: Китайцы скупают Лондон

Китайцы скупают лондонские дома

Лондонская недвижимость и инфраструктура – достойные объекты для инвестирования валютных резервов, решили власти Китая. Сделки совершаются без лишнего шума, но регулярно
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Холодные деньги. Февраль 2013 г.

Норвежский государственный пенсионный фонд в партнерстве с TIAA-CREF покупает за $599 млн 49,9%-ную долю в офисном комплексе в США

Декабрь 2012 г.

Он же инвестирует 1,2 млрд евро ($1,56 млрд) в 195 объектов промышленной недвижимости в 11 европейских странах (СП с Prologis)

Ноябрь 2012 г.

Норвежцы покупают за 1 млрд франков ($1,05 млрд) у Credit Suisse цюрихский офисный комплекс Uetlihof

Октябрь 2012 г.

В партнерстве с AXA France фонд заплатил 392 млн евро ($510 млн) за 50%-ную долю в двух офисных зданиях во Франкфурте и Берлине

Октябрь 2012 г.

За 348 млн фунтов ($519 млн) покупает 50%-ную долю в британском торговом центре Meadowhall (Шеффилд, Южный Йоркшир)

Июль 2012 г.

Тратит 275 млн евро ($358 млн) на 50%-ную долю в пяти торговых и офисных зданиях в пригороде Парижа Источник: Norges Bank Investment Management

Средства из Азербайджана

Государственный нефтяной фонд Азербайджана (Sofaz; $42 млрд под управлением) в декабре 2012 г. сделал свою первую инвестицию на лондонском рынке недвижимости. Он заплатил 180 млн фунтов ($270 млн) за комплекс офисных зданий в одном из самых престижных районов – Мэйфейре, где сосредоточены многие лондонские хедж-фонды. С 2002 г. этим зданием владел Deutsche Bank, до 2023 г. оно сдано HSBC Private Bank. Доходы от аренды составляют 9,65 млн фунтов ($14,6 млн) в год. Арендные ставки в окрестностях Мэйфейра, Сент-Джеймса и Сохо в последнее время сильно растут, поскольку сюда перебирается все больше хедж-фондов и банковских подразделений, занимающихся обслуживанием богатых клиентов. В некоторых зданиях стоимость аренды превышает 10 000 фунтов ($15 000) за 1 кв. м. Но большинство суверенных фондов, включая CIC, предпочитают более традиционные инвестиции на лондонском рынке недвижимости – офисные здания Сити и Кэнэри-Уорф. Источник: FT

С мая 2012 г. Gingko Tree Investment инвестировала более $1,6 млрд в недвижимость и инфраструктуру Лондона и Манчестера. Уже было как минимум четыре сделки. Зарегистрированная в Великобритании Gingko Tree принадлежит китайской Государственной администрации по валютным операциям (SAFE).

В последние годы именно SAFE отвечает за инвестирование большей части (свыше $3,3 трлн) валютных резервов Китая. Она не ограничивается традиционными вложениями в низкорисковые государственные бонды, но покупает также акции публичных компаний и даже вкладывается в фонды прямых инвестиций. Последние события показали, что SAFE не против и прямого владения крупными пакетами акций.

Крупнейшей из четырех сделок стала январская покупка китайцами у Barclays Capital 40%-ной доли в UPP Group Holdings, крупном британском операторе студенческого жилья. По данным Dealogic, сумма сделки составила 550 млн фунтов ($834 млн). Gingko Tree получила два места в совете директоров UPP, рассказал WSJ человек, знакомый с ситуацией в компании.

Gingko Tree также принадлежит 10%-ная доля в консорциуме, заплатившем в июле 1,236 млрд фунтов за оператора коммунального водоснабжения Veolia Water Central (данные самой компании). Позже Veolia Water Central была переименована в Affinity Water.

Но больше всего китайского инвестора интересует недвижимость. В декабре Gingko Tree за $110 млн приобрела 49%-ную долю в манчестерском офисном здании One Angel Square, а в мае за $438,2 млн 16-этажное офисное здание в Лондоне Drapers Gardens (данные нью-йоркской Real Capital Analytics).

Согласно источникам, знакомым с ситуацией в компании, были и другие сделки, но информация о них не раскрывалась.

«Такие инвестиции нынче в моде – интерес к ним есть у разных суверенных инвесторов, включая пенсионные фонды, – отмечает Виктория Барбари, директор Sovereign Wealth Center (входит в состав Institutional Investor). – Говоря по правде, почти невозможно, идя по лондонскому Сити, не увидеть здания, которое хотя бы частично не принадлежало иностранному пенсионному или суверенному фонду».

В последние годы в офисную и коммерческую недвижимость в центральном Лондоне инвестировали суверенные фонды разных стран – от Норвегии до Малайзии и Катара. Для них это привлекательная альтернатива волатильному рынку акций и низкодоходным облигациям. В свою очередь, спрос оказался на руку лондонскому рынку недвижимости, особенно во время финансового кризиса.

В ноябре 2012 г. China Investment Corporation (один из крупнейших суверенных фондов в мире с $410 млрд под управлением) за $400,6 млн купила Winchester House, где располагался лондонский офис Deutsche Bank (данные Real Capital Analytics). Как и Gingko Tree, фонд инвестирует в британскую инфраструктуру. Ему принадлежат небольшие доли в капитале Heathrow Airport Holdings и оператора водоснабжения Thames Water.

Хотя до сих пор Gingko Tree вкладывалась только в британский рынок, она также не против поглощений на рынках недвижимости и инфраструктуры в других европейских странах, рассказывает человек, знакомый с ситуацией в фонде. По его словам, у Gingko Tree нет заранее определенного лимита для инвестирования, фонд получает средства от SAFE для каждой конкретной сделки.

В 2012 г. SAFE решила диверсифицировать вложения и стала инвестировать в активы с более высокой доходностью: $500 млн были вложены в фонд недвижимости под управлением Blackstone Group. Среди новых интересов SAFE – альтернативные инвестиции, в том числе в фонды прямых инвестиций и сектор недвижимости.

Их выбор обусловлен желанием увеличить прибыль от вложений, значительная часть которых приходится на активы с ультранизкой доходностью – например, казначейские облигации США. SAFE планирует примерно 5% средств вкладывать в альтернативные активы, рассказывает человек, знакомый с ситуацией в агентстве. Но большая часть резервов по-прежнему приходится на государственные облигации и денежные средства.

Первое знакомство с фондами прямых инвестиций оказалось для SAFE инвестиционной катастрофой. В 2008 г. она вложила $2,5 млрд в фонд под управлением TPG. Он инвестировал клиентские средства в Washington Mutual, который в то время был крупнейшим ссудосберегательным банком в США. Спустя несколько месяцев Washington Mutual оказался на грани банкротства, и правительство спешно продало его JPMorgan. В итоге инвестиция SAFE обесценилась. Размер этого убытка неизвестен. Неудача заставила SAFE, непосредственная задача которой заключается в сохранении и увеличении стоимости резервов, следующие шаги делать «ультраосторожно», говорит человек, знакомый с ситуацией в фонде.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more