Статья опубликована в № 3313 от 26.03.2013 под заголовком: Китайцы скупают Лондон

Китайцы скупают лондонские дома

Лондонская недвижимость и инфраструктура – достойные объекты для инвестирования валютных резервов, решили власти Китая. Сделки совершаются без лишнего шума, но регулярно
Холодные деньги. Февраль 2013 г.

Норвежский государственный пенсионный фонд в партнерстве с TIAA-CREF покупает за $599 млн 49,9%-ную долю в офисном комплексе в США

Декабрь 2012 г.

Он же инвестирует 1,2 млрд евро ($1,56 млрд) в 195 объектов промышленной недвижимости в 11 европейских странах (СП с Prologis)

Ноябрь 2012 г.

Норвежцы покупают за 1 млрд франков ($1,05 млрд) у Credit Suisse цюрихский офисный комплекс Uetlihof

Октябрь 2012 г.

В партнерстве с AXA France фонд заплатил 392 млн евро ($510 млн) за 50%-ную долю в двух офисных зданиях во Франкфурте и Берлине

Октябрь 2012 г.

За 348 млн фунтов ($519 млн) покупает 50%-ную долю в британском торговом центре Meadowhall (Шеффилд, Южный Йоркшир)

Июль 2012 г.

Тратит 275 млн евро ($358 млн) на 50%-ную долю в пяти торговых и офисных зданиях в пригороде Парижа Источник: Norges Bank Investment Management

Средства из Азербайджана

Государственный нефтяной фонд Азербайджана (Sofaz; $42 млрд под управлением) в декабре 2012 г. сделал свою первую инвестицию на лондонском рынке недвижимости. Он заплатил 180 млн фунтов ($270 млн) за комплекс офисных зданий в одном из самых престижных районов – Мэйфейре, где сосредоточены многие лондонские хедж-фонды. С 2002 г. этим зданием владел Deutsche Bank, до 2023 г. оно сдано HSBC Private Bank. Доходы от аренды составляют 9,65 млн фунтов ($14,6 млн) в год. Арендные ставки в окрестностях Мэйфейра, Сент-Джеймса и Сохо в последнее время сильно растут, поскольку сюда перебирается все больше хедж-фондов и банковских подразделений, занимающихся обслуживанием богатых клиентов. В некоторых зданиях стоимость аренды превышает 10 000 фунтов ($15 000) за 1 кв. м. Но большинство суверенных фондов, включая CIC, предпочитают более традиционные инвестиции на лондонском рынке недвижимости – офисные здания Сити и Кэнэри-Уорф. Источник: FT

С мая 2012 г. Gingko Tree Investment инвестировала более $1,6 млрд в недвижимость и инфраструктуру Лондона и Манчестера. Уже было как минимум четыре сделки. Зарегистрированная в Великобритании Gingko Tree принадлежит китайской Государственной администрации по валютным операциям (SAFE).

В последние годы именно SAFE отвечает за инвестирование большей части (свыше $3,3 трлн) валютных резервов Китая. Она не ограничивается традиционными вложениями в низкорисковые государственные бонды, но покупает также акции публичных компаний и даже вкладывается в фонды прямых инвестиций. Последние события показали, что SAFE не против и прямого владения крупными пакетами акций.

Крупнейшей из четырех сделок стала январская покупка китайцами у Barclays Capital 40%-ной доли в UPP Group Holdings, крупном британском операторе студенческого жилья. По данным Dealogic, сумма сделки составила 550 млн фунтов ($834 млн). Gingko Tree получила два места в совете директоров UPP, рассказал WSJ человек, знакомый с ситуацией в компании.

Gingko Tree также принадлежит 10%-ная доля в консорциуме, заплатившем в июле 1,236 млрд фунтов за оператора коммунального водоснабжения Veolia Water Central (данные самой компании). Позже Veolia Water Central была переименована в Affinity Water.

Но больше всего китайского инвестора интересует недвижимость. В декабре Gingko Tree за $110 млн приобрела 49%-ную долю в манчестерском офисном здании One Angel Square, а в мае за $438,2 млн 16-этажное офисное здание в Лондоне Drapers Gardens (данные нью-йоркской Real Capital Analytics).

Согласно источникам, знакомым с ситуацией в компании, были и другие сделки, но информация о них не раскрывалась.

«Такие инвестиции нынче в моде – интерес к ним есть у разных суверенных инвесторов, включая пенсионные фонды, – отмечает Виктория Барбари, директор Sovereign Wealth Center (входит в состав Institutional Investor). – Говоря по правде, почти невозможно, идя по лондонскому Сити, не увидеть здания, которое хотя бы частично не принадлежало иностранному пенсионному или суверенному фонду».

В последние годы в офисную и коммерческую недвижимость в центральном Лондоне инвестировали суверенные фонды разных стран – от Норвегии до Малайзии и Катара. Для них это привлекательная альтернатива волатильному рынку акций и низкодоходным облигациям. В свою очередь, спрос оказался на руку лондонскому рынку недвижимости, особенно во время финансового кризиса.

В ноябре 2012 г. China Investment Corporation (один из крупнейших суверенных фондов в мире с $410 млрд под управлением) за $400,6 млн купила Winchester House, где располагался лондонский офис Deutsche Bank (данные Real Capital Analytics). Как и Gingko Tree, фонд инвестирует в британскую инфраструктуру. Ему принадлежат небольшие доли в капитале Heathrow Airport Holdings и оператора водоснабжения Thames Water.

Хотя до сих пор Gingko Tree вкладывалась только в британский рынок, она также не против поглощений на рынках недвижимости и инфраструктуры в других европейских странах, рассказывает человек, знакомый с ситуацией в фонде. По его словам, у Gingko Tree нет заранее определенного лимита для инвестирования, фонд получает средства от SAFE для каждой конкретной сделки.

В 2012 г. SAFE решила диверсифицировать вложения и стала инвестировать в активы с более высокой доходностью: $500 млн были вложены в фонд недвижимости под управлением Blackstone Group. Среди новых интересов SAFE – альтернативные инвестиции, в том числе в фонды прямых инвестиций и сектор недвижимости.

Их выбор обусловлен желанием увеличить прибыль от вложений, значительная часть которых приходится на активы с ультранизкой доходностью – например, казначейские облигации США. SAFE планирует примерно 5% средств вкладывать в альтернативные активы, рассказывает человек, знакомый с ситуацией в агентстве. Но большая часть резервов по-прежнему приходится на государственные облигации и денежные средства.

Первое знакомство с фондами прямых инвестиций оказалось для SAFE инвестиционной катастрофой. В 2008 г. она вложила $2,5 млрд в фонд под управлением TPG. Он инвестировал клиентские средства в Washington Mutual, который в то время был крупнейшим ссудосберегательным банком в США. Спустя несколько месяцев Washington Mutual оказался на грани банкротства, и правительство спешно продало его JPMorgan. В итоге инвестиция SAFE обесценилась. Размер этого убытка неизвестен. Неудача заставила SAFE, непосредственная задача которой заключается в сохранении и увеличении стоимости резервов, следующие шаги делать «ультраосторожно», говорит человек, знакомый с ситуацией в фонде.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать