Недвижимость
Бесплатный
Наталья Самарина
Статья опубликована в № 4326 от 23.05.2017 под заголовком: Взять богатства от природы

Почему в России вяло развиваются экокурорты

Две трети туристических мест России называются экокурортами, но являются ими не более 10%

Понятие «экокурорт» весьма растяжимое не только в России, но и в мире, признает Татьяна Веллер, глава департамента гостиничного бизнеса JLL. Экоотель – это и гостиница, сертифицированная как зеленое здание организациями Green Key или BREEAM, и комплекс, находящийся в экологически чистом районе и предлагающий гостям, отравленным городом, своеобразный детокс. Последний может быть как очень дорогим – со спа-процедурами и комфортным размещением, так и представлять собой отдых на природе в палаточном городке. Постояльцу последнего выдается на неделю два мешка для мусора и берется весомый штраф, если он их не заполнит: управляющая компания в этом случае резонно полагает, что отходы он разбрасывал по заповедным местам. «Пока такая практика принята в основном за рубежом, – сожалеет Ольга Широкова, директор департамента и аналитики Knight Frank. – Я помню свой шок, когда обнаружила покрытые мусором берега Байкала».

Хотя сейчас самое время развивать инфраструктуру для внутреннего туризма, в том числе экологического, полагают опрошенные «Ведомостями» консультанты. Высокий курс евро и доллара, антироссийские санкции и падение реальных доходов населения почти вдвое увеличили спрос на отдых внутри страны, рассказывал изданию Inc.Russia Аркадий Гинес, директор по развитию сервиса бронирования путешествий OneTwoTrip.

Но в России настоящий экокурорт пока что не стал инвестиционным продуктом. «Сохранение природы и зарабатывание денег – это две отдельные истории», – объясняет Широкова. Поэтому чаще всего «эко» означает лишь маркетинговый ход – быть в зеленом тренде нынче модно, две трети курортов рекламируются подобным образом, хотя на деле 90% из них таковыми не являются. «Без госпрограмм и бюджетного финансирования либо благотворительных пожертвований развивать подобные проекты практически невозможно», – говорит эксперт. Так, на государственные деньги планируется создать в центре Москвы, на месте снесенной гостиницы «Россия», ландшафтный парк. На территории около 10 га за 17 млрд руб. будет представлено в миниатюре все климатическое разнообразие нашей страны. Открытие его обещается в текущем году, который в России объявлен годом экологии.

Вадим Мамонтов, глава RussiaDis-covery (туроператор по России), на конференции «Ведомостей» «Туризм в России» рассказывал, сколько стоило создание нескольких баз отдыха в красивейших уголках нашей страны. В частности, открытый в 2012 г. центр лыжного спорта «Малиновка» в Архангельской области потребовал примерно 500 млн руб. инвестиций; база «Ончаган» на Шантарских островах, начавшая принимать туристов в 2013 г., обошлась в 100 млн руб. Открывшаяся в 1998 г. база «Бунисяк» на плато Путорана, стоившая «всего» 50 млн руб., кажется на этом фоне вполне бюджетным проектом. Впрочем, рубль тогда стоил дороже.

Интерес к уникальным российским уголкам у туристов обычно пропадает после изучения местной инфраструктуры – вернее, после обнаружения, что таковая отсутствует, констатируют туроператоры. «Между программой развития туризма [в России] и ее продавцами пустота, а должен быть полноценный туристический продукт», – рассказывала на форуме «Путешествуй по России» Екатерина Шаповалова, руководитель проекта «Агроэкотуризм России». На этом же форуме представитель Удмуртской Республики Ирина Теслева, говоря о перспективах развития экотуризма в регионе, призналась, что пока вся государственная помощь бизнесу, желающему развивать это направление, заключается в консультационной поддержке и некоторых вложениях в рекламу: «Цифра небольшая, но это лучше, чем ноль, который был три года назад». Сколько это в рублях, она уточнять не стала.

Один из самых успешных в России экопроектов – «Этномир» в Калужской области. После 10 лет работы на территории в 83 га (плюс 46 га лесных земель) появилось семь павильонов и пять этнодворов, 13 гостиниц, 10 ресторанов, 12 конференц- и выставочных залов, 80 музеев и Институт органического сельского хозяйства. Под проекты здесь инвесторам могут нарезать от 0,1 до 1 га. Зарабатывает «Этномир» не только на арендаторах (сейчас здесь 120 резидентов, арендная плата ритейлера – от 7000 руб. в месяц за 10 кв. м, гостиничного оператора – от 100 000 руб.), но и на проведении праздников и фестивалей, организации конференций, в том числе международных, – в год проводится до полусотни мероприятий, разработке и продвижении образовательных программ. В 2018 г. здесь обещают открыть школу. Проект получил поддержку самых разных официальных структур – от российского МИДа до ЮНЕСКО. Но Тимур Сайфутдинов, гендиректор Point Estate, считает, что идея развития экокурортов стала угасать после кризиса 2008 г.

Успешные истории экокурортов обычно основаны на сознательности бизнесменов, которые получают в свое распоряжение природные парки, а деньги зарабатывают на их окраинах, где устраивают места комфортного проживания для сторонников здорового отдыха, говорит Широкова. Как пример она приводит «Алтай резорт» (77 га) в Урлу-Аспаке, главным девелопером которого в 2000-е гг. стало ВАО «Интурист» (ныне УГК «Космос групп», входит в АФК «Система»). По сообщению пресс-службы компании, это был первый подобный проект в активе АФК «Система». Развивался он постепенно: сначала появилось несколько домов, затем ресторан. К 2015 г. комплекс включал в себя помимо альпийских шале, стоимость размещения в которых даже не в сезон начинается примерно с 8000 руб., медцентр, конгресс-центр, бассейн, два ресторана, банный и стрелковый комплексы, детский клуб и т. д. В 2016 г. «Алтай резорт» вышел на операционную прибыль. Как рассказал его генеральный менеджер Евгений Бугровский, в сезон здесь практически невозможно найти свободный номер. Поэтому в ближайшие два года компания планирует вдвое увеличить номерной фонд, а также расширить коммерческие площади и построить собственную электростанцию.

Пока что «Алтай резорт» – единственный отель такого уровня в регионе. В основном местная туристическая инфраструктура – это небольшие объекты от частных инвесторов с маленьким номерным фондом. Крупных инвесторов, по словам Бугровского, всего два – помимо АФК «Система» это Сбербанк со своим горнолыжным комплексом «Манжерок». Сайфутдинов в качестве примера курорта, который развивается, называет «Марьин остров» в Алтайском крае: «Он пользуется популярностью среди чиновников и крупных бизнесменов».

По оценке Knight Frank, создание подобных экооазисов в удаленных уголках России может стоить как минимум $1 млн на 1 га. Цифра весьма приблизительная, зависит от доступности осваиваемого района, стоимости доставки туда стройматериалов и техники, метеоклиматических условий, перепадов ландшафта и проч., увеличивающих (иногда в разы) себестоимость.

Поэтому российские инвесторы (из тех, что обращаются к консультантам) не хотят строить на природе легкие деревянные домики небольшой площади и, как следствие, небольшой стоимости для покупателей. «Девелоперы намерены возводить деревни с коттеджами по 250 кв. м и продавать их по 20–25 млн руб. Но разве можно сейчас все это распродать?» – удивляется Широкова. Хотя понять доморощенных инвесторов можно. «Такие строения, как экоотель или спа, будут окупаться до 20 лет, не говоря уже о сетях и инфраструктуре», – добавляет она. К подобным срокам возврата инвестиций многие не готовы. При строительстве экоотелей используются натуральные материалы. «По опыту могу сказать, что эксплуатация строений, к примеру из дерева, очень затратная», – рассказывает Бугровский. Курортные отели, по его словам, проигрывают городским и из-за ярко выраженной сезонности «все это негативно влияет на инвестиционную привлекательность».

Проложить все необходимые коммуникации, создать для привлечения туристов, к примеру, гольф-поле или марину, построить отель, сделать в нем полноценный спа, раскрутить экоместо, а потом возвести рядом резиденции на продажу – это практика не российского бизнеса, а зарубежного. Когда греческий девелопер Temes в 2006 г. стал развивать в Мессинии курорт Costa Navarino, он разбил проект площадью 1000 га и стоимостью 1,2 млрд евро на два этапа, рассказывает Элефтериос Тасулас, представитель компании. Было решено, что на создание энергоэффективной инфраструктуры пойдет 10% инвестиционного бюджета. Первый этап – Navarino Dunes – включал в себя помимо строительства дорог, прокладки сетей и т. п. создание 18-луночного гольф-поля, строительство двух 5-звездочных гостиниц с люксовым спа и 20 ресторанами разнообразной кухни, спортивного и детского городка. В 2014 г. проект Temes получил признание Международного совета по туризму как самый зеленый (sustainable) в мире. Строения экокурорта спроектированы таким образом, чтобы учитывать биоклиматические особенности региона и сохранять окружающую среду. «В наш залив весной приплывают уникальные черепахи каретта-каретта – в мире их осталось несколько сотен – и откладывают в песок яйца, – рассказывает пресс-секретарь Temes Ирэн Псифиди. – Волонтеры ограждают эти места прутиками и отгоняют от них туристов, чтобы те случайно не повредили кладку».

Сейчас девелопер приступил ко второму этапу освоения территории – строительству вилл Navarino Residences. Они, собственно, помогут окупить вложения. Минимальная стоимость домовладения (участки по 14–17 соток) составит 2,3 млн евро. Строения займут всего 11% отведенной под застройку территории – «это вдвое меньше, чем разрешено законом», говорит Тасулас. «Сейчас подобные проекты довольно популярное направление развития зарубежной гостиничной индустрии, – отмечает Веллер. – Экологическая ситуация в мире не улучшается, у многих людей возникает желание периодически удаляться в места, где можно дышать свежим воздухом, питаться натуральными продуктами, жить в зданиях, построенных из естественных материалов». И не просто посадить дерево, а разбить и возделывать свой собственный сад.

«Экокурорты характерны для развитых рынков рекреационных услуг, когда, во-первых, все рыночные ниши уже заполнены, а во-вторых, сложилась благоприятная экономическая ситуация, т. е. условия, когда есть длинные дешевые деньги и обеспечивается государственная поддержка, – считает Сайфутдинов. – Но в России пока и рынок развит слабо, и с экономикой не все в порядке, и государству не до экокурортов»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать