Владелец O1 Properties может лишиться торгового центра «Щука»

Конкурсный управляющий бывшего собственника комплекса оспаривает его передачу кредитору
ТРЦ и земля под ним – наиболее ценные активы банкротящейся компании / Евгений Разумный / Ведомости

Конкурсный управляющий АО «Щука» Наталья Перминова в рамках процедуры банкротства этой компании потребовала признать недействительной сделку по передаче одноименного торгово-развлекательного центра (ТРЦ) и участка на 1,7 га под ним фирме Riverstretch Trading & Investments (RT&I). Соответствующее заявление она подала в Арбитражный суд Москвы, следует из материалов дела. Его рассмотрение назначено на конец февраля.

ТРЦ «Щука» на 100 300 кв. м находится около ст. м. «Щукинская» в Москве. Комплекс был возведен в 2006 г. компанией «Дон-строй», спустя несколько лет он перешел одному из основателей девелопера, Максиму Блажко. Кредитованием строительства «Щуки» занимался Сбербанк, но в 2015 г. он продал долговые обязательства по этому объекту RT&I. Эта компания – крупнейший акционер O1 Properties, одного из крупнейших владельцев офисов класса А в Москве. Ее основной бенефициар – бизнесмен Павел Ващенко. Участники рынка связывают его с ГК «Регион» (в 2011 г. он владел 25% «Регион портфельные инвестиции»), но сама компания это отрицала.

В 2017 г. RT&I добилась возбуждения уголовного дела в отношении Блажко по факту злоупотребления полномочиями: бизнесмен перестал обслуживать долг, а средства от аренды помещений в «Щуке» были направлены не RT&I, а на счета АО в других банках, рассказывал тогда представитель Главного следственного управления Следственного комитета России. В итоге Блажко был помещен под домашний арест, но меньше чем через месяц его освободили. Представитель бизнесмена тогда говорил, что бизнесмен передал «Щуку» RT&I в счет погашения долга. Перминова объясняет, что данная сделка подлежит оспариванию, так как она была совершена в преддверии банкротства АО «Щука» (оно началось летом 2018 г. – «Ведомости»). У компании есть и другие кредиторы (среди них – департамент имущества Москвы, ФНС, «Сбер» и МОЭК), общая сумма долга перед ними, по словам Перминовой, – 3,4 млрд руб.

Блажко лишили недвижимости

ТРЦ «Щука» не единственный актив Блажко, который в итоге достался RT&I. Эта компания также выкупила у Сбербанка кредит, залогом по которому выступал бизнес-центр Nordstar Tower (135 500 кв. м). Арендатор этого офисного комплекса – «Роснефть», с которой структура Блажко долго судилась из-за неисполнения обязательств по договору аренды. В 2017 г. все споры между сторонами были улажены, а Nordstar Tower в итоге перешел RT&I. В 2018 г. фирма «Скади» выкупила на торгах еще один актив Блажко – проект многофункционального комплекса на 267 000 кв. м на Звенигородском шоссе. Участники рынка связывали «Скади» с RT&I. В октябре 2020 г. ее владельцами стали миноритарный бенефициар RT&I Валерий Михайлов и глава ее представительства Алексей Мазин. Впрочем, их знакомый тогда утверждал, что это личный проект бизнесменов.

Представитель RT&I сообщил лишь, что требования конкурсного управляющего «представляются нам полностью необоснованными», но причины не назвал. А вот юрист Forward Legal Вероника Решетникова считает заявление Перминовой логичным. Она напоминает, что Блажко передал кредитору RT&I недвижимость стоимостью около 15 млрд руб. (такая оценка указана в заявлении конкурсного управляющего. – «Ведомости») – примерно столько составляла балансовая стоимость всех активов «Щуки».

ТРЦ и земля под ним – наиболее ценные активы банкротящейся компании, согласен управляющий партнер юридической компании «Иккерт и партнеры» Павел Иккерт. Из отчета об инвентаризации имущества «Щуки» следует, что у нее есть еще дебиторская задолженность на 11,2 млн руб. и 20 000 руб. – безналичные средства. По словам Иккерта, требования кредиторов можно было бы удовлетворить за счет продажи «Щуки» и участка. Он считает подачу такого заявления едва ли не единственной возможностью для того, чтобы вернуть имущество компании в конкурсную массу. Впрочем, он обращает внимание на то, что срок оспаривания таких сделок составляет один год, но в делах о банкротстве он может исчисляться в том числе с момента, когда управляющему стало или могло стать известно о сделке.

Если RT&I удастся доказать, что в результате отступного она получила не больше, чем могла бы получить в банкротстве как залоговый кредитор, суд с большой вероятностью заявление Перминовой отклонит, говорит Решетникова. А по словам Иккерта, шансы на оспаривание сделки существенно возрастут, если будет доказано, что размер долга «Щуки» перед RT&I меньше стоимости переданных активов. Представитель Блажко ранее рассказывал, что компания взяла у Сбербанка $275 млн. На момент покупки этого долга RT&I это соответствовало примерно 17 млрд руб., сейчас – 20,6 млрд руб. Старший директор отдела рынков капитала и инвестиций CBRE Ирина Ушакова считает, что рыночная стоимость «Щуки» составляет 18–20 млрд руб. Похожая оценка – 20 млрд руб. – у партнера Colliers International Станислава Бибика. Стоимость имущества, возвращаемого в конкурсную массу в результате оспаривания сделки с предпочтением, не может превышать размер требований прочих кредиторов, объясняет Иккерт. Таким образом, по его словам, если суд решит, что в данном случае была именно такая сделка, то RT&I могут просто обязать вернуть в конкурсную массу 3,4 млрд руб.