Почему властям мегаполисов не нужно бояться жестких решений

Бывший мэр Лондона рассказывает, как решился ввести платный въезд в центр города и не потерял в рейтинге

Я всегда повторяю, что инвестиции – это важнейший фактор экономики, который перевешивает все остальные факторы вместе взятые. К этому выводу я пришел еще на посту депутата парламента, когда два года изучал экономику и выпускал журнал «Социалистический экономический бюллетень». Политика, которую я проводил, заключалась в том, что государственный сектор должен был инвестировать в общественный транспорт, общественное жилье и тому подобные вещи. Если вы создаете город, в котором всё работает, в него придет бизнес и вы получите частные инвестиции.

К моменту моего избрания на пост мэра Лондона скорость движения в центре Лондона снизилась до 9 миль в час (14,4 км/ч). Представители бизнес-кругов заявили: либо вы решаете проблему, либо бизнес постепенно уходит из Лондона в другие страны. И конечно, мы стали изучать международный опыт. Стратегически важным решением стало введение платного въезда, но это не было моим собственным изобретением. Решение существовало уже 30 лет, и первым его опробовал Сингапур. Ни один другой город, кроме крошечного поселения в Норвегии, не решался на эту меру – она считалась слишком спорной.

Два с половиной года мы готовили введение новых правил – устанавливали камеры и остальную инфраструктуру. И все это время почти во всех новостных выпусках нам предрекали катастрофу. Мои политические советники говорили: давай разберемся сначала, но я решил, что нужно упереться рогами и двигаться вперед. С первого же дня наши меры сработали. Сразу же средняя скорость движения в центре города выросла до 12,5 миль в час (20 км/ч), а загрязнение в центре города от автомобилей умеьшилось на 12%. Более того, мои рейтинги выросли на 10%, и я выиграл следующие выборы.

Но дело было не только в налоге на въезд. Раз люди собирались отказаться от своих машин, пришлось значительно модернизировать общественный транспорт.

На тот момент он находился в состоянии упадка. Число пассажиров подземки сократилось на 40% за 20 лет до того, как я стал руководить Советом Большого Лондона (1981 г.). У нас были старые автобусы за 5500, я заменил их новыми за 8000. Мы ввели автобусные маршруты, которые работали всю ночь, выделенные полосы для общественного транспорта.

Тем более всегда лучше сидеть в автобусе или в поезде и читать, чем сидеть за рулем автомобиля в пробке. Я всегда жил в Лондоне, но я никогда не водил машину. Благодаря этому всю жизнь мне удавалось выкраивать пару часов на чтение. Это решение работает, но я думаю, что большинство политиков думают, что если они так поступят, это будет стоить им выборов.

Когда я стал мэром в 2000 г., в городе проживало 7 млн человек. Сейчас у нас 9 млн жителей. Это огромный приток людей, приехавших в Лондон, потому что его система общественного транспорта была эффективной, там было приятно находиться. Таким образом, все политики – как местного, так и федерального уровня – должны понимать, что ключом к успеху являются инвестиции. Если вы не инвестируете, вас обгоняют другие развивающиеся страны.

Когда я стал мэром, я снял ограничения на строительство. В Лондоне 32 маленьких района, и у каждого из них свои правила. Некоторые считают, что ни одно здание не может быть выше 30 м в высоту, или есть ограничения, касающиеся плотности застройки; я все это убрал. Я сказал, что вы должны судить каждый проект по его достоинству. И вот теперь у нас есть Шордич (арт-район в Лондоне), значительный рост застройки, более высокие здания, более высокая плотность застройки. Если вы не будете это делать, город будет расширяться в зеленые зоны, расположенные рядом. Гораздо лучше получить максимальную выгоду от каждого девелоперского проекта.

Кеннет Роберт (Кен) Ливингстон (родился 17 июня 1945 г.) – мэр Лондона с 2000 до 2008 г., представитель левого крыла Лейбористской партии. Это расшифровка его выступления на форуме «Среда для жизни», который в этом году прошел в Великом Новгороде.