Илья Елисеев отрицает наличие общих бизнес-интересов с Геннадием Тимченко

Зампред правления Газпромбанка Илья Елисеев в разговоре с РБК заявил, что у него нет общих бизнес-интересов с давним знакомым Владимира Путина Геннадием Тимченко, а бизнес-партнерами они никогда не были.

«Единственное, что меня смущает, это упоминание меня в контексте бизнес-проектов Тимченко. Мы с ним бизнес-партнерами никогда не были. Тот факт, что мы пользуемся услугами одного и того же кипрского администратора Waidelotte, отнюдь не делает нас бизнес-партнерами», — приводит издание его слова. Бизнесмен назвал расследование «Ведомостей» «наиболее точной и непредвзятой» публикацией о его деятельности.

Елисеев также отказался называть «приватизацией» процедуру, в рамках которой он получил пансионаты управления делами президента на Черном море. «Это была не приватизация, а реализация ветхого, запущенного, в некоторых случаях недостроенного и, что очень важно, убыточного имущества», – заявил он.

По словам Елисеева, в некоторых сделках участвовали его фонд «Дар» и операционная компания Furcina Limited. А кипрский Waidelotte «прямого отношения к этим сделкам не имел», пояснил он.

Он также прокомментировал покупку недостроенного дома отдыха «Туапсе» в Ольгинке, по словам Елисеева, проект принадлежит фонду «Дар». Планировалось, что дом отдыха будет переделан в «недорогой санаторий с полным комплексом оздоровительных услуг», однако это так и не случилось. Участок оказалось невозможно оформить в собственность из-за природоохранного статуса земель. Елисеев подчеркнул, что он не приобретал землю под санаторием в собственность и ее приобретение не представляется возможным. «Кроме того, экспертиза зданий в Ольгинке показала, что они подлежат не реконструкции, а полному сносу, что значительно изменило экономику проекта. Сумма сделки чуть выше, чем 219,5 млн руб.», — пояснил бизнесмен.

Комментируя сделку по турбазе на мысе Кадош в Туапсе, Елисеев подчеркнул, что земля не была куплена, она досталась компании за долги. У этого участка нет природоохранного статуса, однако из-за строительства в морском порту Туапсе «эта территория экологически стала проблемной», добавил он: «Сейчас мы рассматриваем другие варианты коммерческого использования».