Судьи хотят наказывать СМИ за давление на них и «тенденциозные публикации»

Проблема не в критике судов, а в их несправедливых решениях, возражают эксперты
Освещать деятельность судебных органов необходимо, но без «беспорядочной и необоснованной критики», считают судьи /Евгений Разумный / Ведомости

Судьям нужна защита от «тенденциозных публикаций», следует из проекта концепции информационной политики судебной системы на 2020–2030 гг., который обсуждает на этой неделе Совет судей («Ведомости» с ним ознакомились). Среди предлагаемых мер защиты – разработка нормативного акта о специальных правилах освещения в СМИ деятельности судов, внедрение «эффективного механизма защиты от дискредитации судебной власти в СМИ, пресечения злоупотреблений со стороны отдельных представителей СМИ» (нужен специальный акт о порядке и способах реагирования на заведомо недостоверную информацию, считают судьи), а также введение ответственности для СМИ и журналистов за давление на суд и «лоббирование интересов отдельных лиц путем размещения в СМИ на коммерческой основе негативных материалов о деятельности судов».

В предыдущей концепции 2001 г. отмечалось, что «в целом ряде случаев судебная система остается в информационной блокаде, что лишает ее возможности публично отстаивать свои интересы», но это «отчасти является следствием информационной закрытости судов». Поэтому основная ставка делалась на организацию системы информационного обеспечения деятельности судебной власти.

Главными целями новой информполитики названы совершенствование доступа к информации о деятельности судов, объективное освещение их работы в СМИ, повышение уровня доверия к судебной системе и формирование благоприятного имиджа судебных органов. Добиваться этого предполагается за счет использования новых информационных платформ, популяризации судебной деятельности, разъяснительной работы и гражданского воспитания. «Особую актуальность, – отмечается в документе, – приобрела проблема «скандализации правосудия», подразумевающая манипулирование общественным мнением в отношении судебной власти, умаление ее авторитета, беспорядочную, необоснованную критику, подрывающую доверие общественности к процессу отправления правосудия». Это вызывает острую необходимость предусмотреть меры ответственности для СМИ, говорится в проекте.

Первым о наказании за «скандализацию правосудия» заговорил прошлой зимой председатель Совета судей Виктор Момотов. Но в официальных документах судейского сообщества этот термин ранее не фигурировал. Председатель комиссии Совета судей по связям с госорганами и общественными организациями Евгений Шепелин не готов сказать, какие именно меры подразумевают авторы документа: «Когда законодатель что-то примет – тогда и будем говорить, мы сами ничего не предлагаем».

Прецеденты уже есть: Мосгорсуд в октябре заявил о «травле» судьи Тверского райсуда Алексея Криворучко, который приговорил обвиняемого по «московскому делу» Павла Устинова к трем годам колонии. «Содержание ряда публикаций следует расценивать не иначе как неприемлемое вмешательство в деятельность по осуществлению правосудия, проявление неуважения к суду, провокации в адрес судьи», – указал суд. В адрес СМИ претензий не поступало, но против двух авторов постов в соцсетях с критикой судьи были возбуждены уголовные дела об экстремизме и об угрозе убийством.

По данным недавнего опроса судей, только 28% из них регулярно читают публикации о деятельности судов, а две трети делают это лишь эпизодически. При этом только 19% опрошенных удовлетворены качеством публикаций, 22% упрекают СМИ в некомпетентности, 27% – в ангажированности, 20% – в искажении информации. По мнению 62% судей, гласность не способствует эффективному отправлению правосудия.

Идея наказывать за «скандализацию правосудия» спорная и может вызвать бурную реакцию в журналистском сообществе, говорит секретарь Союза журналистов России и соавтор закона о СМИ Михаил Федотов: «Как вы себе это представляете с точки зрения 29-й статьи Конституции (гарантирует свободу мысли и слова. – «Ведомости»)? Злить журналистов – все равно что стричь свиней: визгу много, а шерсти мало».

Уровень доверия к суду падает и проблема не в пиаре, а в решениях судов, особенно плачевно на их репутации отразилось «московское дело», считает член Совета по правам человека Леонид Никитинский: «Тухлыми котлетами можно торговать час, потом все понимают, что они тухлые, и перестают их покупать. Нет справедливости в суде – и все тут, и никаким пиаром это не исправишь». Хотя вопрос доверия к судам – это вопрос еще и легитимности власти как таковой, напоминает эксперт.