Генпрокуратура инициировала пересмотр дела Константина Котова

Ее предложение смягчить приговор – это поиск удобного для силовиков компромисса, считают адвокаты
Освобождение активиста Константина Котова, осужденного в сентябре 2019 г. Тверским судом Москвы к четырем года колонии становится все более непростым делом /РИА Новости

Освобождение активиста Константина Котова, осужденного в сентябре 2019 г. Тверским судом Москвы к четырем года колонии за неоднократное нарушение правил участия в митингах (ст. 212.1 УК), становится все более непростым делом. В конце января Конституционный суд (КС) потребовал пересмотреть вынесенный Котову приговор, указав, что его необходимым условием могло быть только причинение реального вреда общественному порядку либо реальная угроза причинения такого вреда. Но их наличия Тверской суд не оценивал.

Защита Котова обратилась в Верховный суд, но тот решил, что пересмотр дела – вне его юрисдикции, а предписание КС о пересмотре может быть реализовано путем «обращения с кассационной жалобой во Второй кассационный суд общей юрисдикции». Однако кассационный суд 3 февраля зарегистрировал не жалобу защиты (она, как и полагается по закону, была подана в суд первой инстанции, пояснила адвокат Котова Мария Эйсмонт), а кассационное представление заместителя генпрокурора Леонида Коржинека. Тот утверждает, что приговор Котову чрезмерно суров, и просит снизить его до одного года. К аналогичным выводам пришел и КС, который указал на явную несоразмерность наказания, напоминает прокурор. Представление замгенпрокурора передано в суд первой инстанции, который должен подготовить дело к рассмотрению и передать в кассацию, пояснил «Ведомостям» председатель второго кассационного суда Анатолий Бондар.

Эйсмонт говорит, что защита не считает серьезным даже обсуждать позицию прокуратуры, которая добивалась 4,5 года лишения свободы для Котова и до последнего времени была согласна с приговором. «Люди, которые знакомы с позицией КС, такого просто не предложили бы», – уверена она. Защита продолжает настаивать на том, что в действиях Котова нет состава преступления. Адвокат Анна Ставицкая объясняет представление прокуратуры поиском удобного для правоохранителей компромисса. Это попытка «прикрыть» тех, кто принимал участие в этом деле, уверена она.

Позиция прокуратуры указывает на максимальный люфт, в пределах которого готова подвинуться система, констатирует руководитель «Агоры» Павел Чиков. В этом деле важна прежде всего политическая составляющая, уверен он: в силу определенных причин федеральной политповестки было принято решение пересмотреть приговор Котову. С учетом развития дела Голунова, сестер Хачатурян и грядущей возможной амнистии можно говорить о своего рода предъюбилейной оттепели, подобной той, что случилась перед Олимпиадой. Кроме того, напоминает Чиков, это чуть ли не первый случай, когда президент лично инициировал процесс пересмотра приговора. В громких делах на кону оказывается репутация сразу нескольких ведомств, поэтому поручение главы государства пытаются выполнить с минимальными репутационными потерями. В процессуальном же плане «получился бардак», который вмешательство КС только усугубило. «Московское дело» вообще отличается отсутствием логики и с самого начала было эксцессом группы исполнителей, уверен Чиков, поэтому движение назад репрессивной системе дается с большим трудом.