Без ограничений от коронавируса в России погибли бы почти 4 млн человек

Исследование ВШЭ показало эффект от мер властей и ответственного поведения граждан
Без ограничительных мер эпидемия распространялась бы так же интенсивно, как в первые 20 дней, а к 7 июня в России было бы на 3,8 млн больше смертей /Reuters

Построив логистическую кривую, эксперты Высшей школы экономики выяснили, сколько россиян могли бы стать жертвами эпидемии коронавируса в России, если бы власти не ввели режим самоизоляции, а люди бы его не соблюдали. Об этом говорится в опубликованном Высшей школой экономики докладе «Какого количества смертей от COVID-19 удалось избежать российскому обществу».

Есть три группы факторов, ограничивающих распространение вируса и предотвращающих смертность. Первая действует на уровне общества, и роль власти состоит только в своевременном информировании людей. Вторая группа факторов связана с политикой самого правительства – введение ограничений, санитарный контроль, ограничение и запрещение перемещения людей. И третья группа факторов – это вклад медицины в диагностику и лечение заболевших, выявление и изоляцию контактировавших.

Число зараженных, если бы в России не были введены никакие меры и эпидемия распространялась так же интенсивно, как в первые 20 дней, к 7 июня составило бы 69,7 млн, а смертей было бы на 3,79 млн больше. Впрочем, сами авторы признают такие расчетные цифры завышенными. Это максимальная оценка потерь, пишут авторы исследования, она не учитывает влияния системы здравоохранения.

Более реалистичная оценка, если бы были введены минимальные ограничения (как, например, в Бразилии). В этом случае число заболевших могло бы достигнуть 11 млн человек, а умерших – 105 000 человек.

По данным на утро 29 июня, в России число жертв пандемии превысило 9100 человек. По данным статистического портала Worldometers, по этому показателю страна занимает 12-е место в мире, а по общему числу инфицированных находится на 3-м месте. «Спасенные жизни – это результат регулирующих мер властей и ответственного поведения людей», – отметил один из авторов исследования, проректор, директор по экспертно-аналитической работе Высшей школы экономики Андрей Жулин. «Невозможно надежным образом разделить эти эффекты», – отметил он.

Для экономики карантин оказался серьезным ограничением. За нерабочий апрель российская экономика сократилась на 12% в годовом выражении, оценивало Минэкономразвития. Сильнее всего пострадали секторы экономики, ориентированные на потребительский спрос. Так, платные услуги, предоставленные населению, сократились на 37,9%, а розничная торговля – более чем на 20%. В мае экономика продолжала сокращаться, хотя и не такими быстрыми темпами – на 10,9%, указывало министерство. В целом за январь – май экономика снизилась на 3,7%.