Законопроект об изъятии детей из семьи при угрозе жизни и здоровью отозван из Госдумы

Он вызвал резкую критику общественности, патриарха Кирилла и уполномоченного по правам детей
Патриарх Кирилл написал Вячеславу Володину о необходимости эффективно защищать граждан от вмешательства в семейную жизнь /Андрей Гордеев / Ведомости

Парламентарии отозвали 16 ноября поправки в законодательство, связанные с порядком изъятия ребенка из семьи при угрозе его жизни и здоровью, а также масштабные изменения в Семейный кодекс. Авторы первых поправок – депутат Госдумы Павел Крашенинников и сенатор Андрей Клишас, вторых – несколько сенаторов, среди которых Елена Мизулина и Людмила Нарусова. Председатель комитета Госдумы по госстроительству Павел Крашенинников сказал, что законопроекты вызвали много споров и разногласий, поэтому будут доработаны совместно с экспертами.

Поправки Крашенинникова и Клишаса были внесены в Госдуму в июле 2020 г. Согласно им, заявление о том, чтобы отобрать ребенка у родителей при непосредственной угрозе его жизни или здоровью, должно подаваться органами опеки или МВД в суд, который должен рассмотреть заявление в течение суток. В исключительных случаях, когда есть основания ожидать смерти ребенка в ближайшие часы, отобрать ребенка у родителей, как предполагалось, органы опеки могли с участием прокурора и полиции, составив соответствующий акт с описанием всех обстоятельств. После этого в течение недели органам опеки предписывалось обратиться в суд с иском о лишении родительских прав.

Законопроект был разработан после принятия поправок в Конституцию. Согласно одной из них, дети являются важнейшим приоритетом государственной политики, напоминали авторы законопроекта в пояснительной записке. Сейчас при непосредственной угрозе жизни ребенка орган опеки может немедленно отобрать его у родителей на основании акта органа исполнительной власти или главы муниципалитета, после чего в течение недели должен обратиться в суд с иском о лишении или ограничении родительских прав.

Что касается поправок Мизулиной и других сенаторов, то они вносили множество изменений в Семейный кодекс, но при этом, напротив, усложняли возможность изъятия ребенка из семьи в случае угрозы его жизни и здоровью. В частности, согласно тексту поправок, забрать ребенка из семьи, кроме как на основании судебного решения о лишении родительских прав и акта органа опеки об отстранении опекуна от исполнения возложенных на него обязанностей, было бы невозможно.

Правительство не поддержало законопроект Мизулиной, а поправки Клишаса и Крашенинникова были поддержаны с замечаниями. При этом комитет Госдумы по госстроительству на прошлой неделе поддержал поправки Клишаса и Крашенинникова, они были направлены в cовет Думы. Один из собеседников «Ведомостей» в Думе говорил, что их должны были вынести на пленарное заседание во вторник, 17 ноября. Однако другой думский собеседник сообщает, что этот законопроект выносить на заседание не планировалось: «Было много замечаний, его должным образом не обсудили с общественностью». Председатель Госдумы Вячеслав Володин говорил, что профильный комитет вправе выносить на cовет Думы свои предложения, но окончательное решение о рассмотрении или доработке проекта принимается на совете.

Как бы то ни было, оба законопроекта вызвали многочисленные споры. Патриарх Кирилл направлял письмо на имя Володина, где заявлял, что РПЦ неоднократно обращала внимание на необходимость обеспечения на законодательном уровне эффективной защиты граждан от незаконного вмешательства в семейную жизнь. Уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова написала в своем Facebook, что законопроекты «компрометируют идею поправок в Конституцию». В итоге утром 16 ноября первый вице-спикер Совета Федерации Андрей Турчак заявил, что законопроект Клишаса и Крашенинникова необходимо отложить, а в его обсуждении должны принять участие органы опеки, детские психологи, законодатели и родители.

Согласно статистике, в 2019 г. родительских прав были лишены более 30 000 родителей. Учитывая непростую социальную и эпидемиологическую ситуацию 2020 г., количество подобных случаев будет расти, считает партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Екатерина Тягай: «Еще в 2017 г. Верховный суд определил, что вмешательство органов опеки в порядке ст. 77 Семейного кодекса допустимо в исключительных случаях, когда имеется очевидная угроза жизни или здоровью ребенка». Судебный контроль сейчас является механизмом проверки законности принятых мер и они могут быть обжалованы в суде, говорит Тягай: «На первый взгляд кажется, что новый порядок [законопроекта Клишаса – Крашенинникова] в большей мере отвечает принципу невмешательства государства в частную жизнь, поскольку решение опеки, ограничивающее права родителей, проверяется судом еще до его реализации. Однако, учитывая загруженность судов, суток, отведенных на рассмотрение таких дел, слишком мало, это не позволит рассматривать их детально».

Из поправок не ясно, на каком основании власти будут решать, что ребенок находится в опасности, как непонятны эти основания и сейчас, говорит президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская: «Законопроект сохраняет бессмысленные требования нынешнего законодательства – обязанность органов опеки в семидневный срок [после изъятия ребенка из семьи] подать в суд на лишение родителей прав, хотя в каждом случае этот вопрос должен решаться индивидуально». Кроме того, и в действующих, и в предлагаемых нормах нет разницы между жестоким обращением родителей и общей тяжестью положения, в котором они находятся, например, когда они живут в аварийном жилье. Законодателям надо задуматься, как менять поведение родителей, например, в случае, если они пьют, из-за чего дети оказываются в тяжелых условиях, говорит она.