Арест Навального может усилить раскол в обществе

Однако на выборы в Госдуму его арест, скорее всего, не повлияет, считают эксперты
Законность помещения под стражу Навального вызвала вопросы у юристов /ALEXANDER NEMENOV / AFP

Оппозиционный политик Алексей Навальный был арестован 18 января на 30 суток судьей Химкинского городского суда в ходе заседания, которое прошло прямо в здании 2-го отдела полиции УМВД по г. Химки. Сам Навальный заявил во время суда, что не понимает причин, по которым суд проводился в здании отдела полиции. Пресс-служба ГУ МВД по Московской области в опубликованном на своем сайте сообщении утверждает, что это связано с мерами эпидемиологической безопасности, так как Навальный не предъявил результатов теста на COVID-19.

В камеру изолятора временного содержания отдела он был доставлен накануне после задержания на пограничном контроле в аэропорту «Шереметьево», куда он прибыл из Германии. 2 февраля Навальному предстоит участвовать в заседании Симоновского суда Москвы, куда столичное управление ФСИН (УФСИН) подало иск о замене ему условного приговора по делу о хищении средств компании «Ив Роше» на реальный срок (3,5 года лишения свободы). Дата суда была перенесена 18 января – первоначально суд, который должен определить меру наказания для Навального, планировалось провести 29 января 2021 г.

УФСИН считает, что Навальный систематически не являлся в уголовно-исполнительную инспекцию согласно условиям приговора, в том числе шесть раз – в 2020 г., до августа. 20 августа во время перелета из Томска в Москву Навальному стало плохо, самолет посадили в Омске, а затем он был отправлен на лечение в Германию. Как утверждается в совместном расследовании The Insider, Bellingcat, CNN и других СМИ, его пыталась отравить ФСБ. Московское УФСИН после публикации германской клиники Charite в журнале Lancet сочло, что Навальный был здоров уже 23 сентября, но по-прежнему не являлся в инспекцию, хотя испытательный срок по приговору заканчивался 30 декабря 2020 г., и объявило политика в розыск 29 декабря 2020 г.

Шесть лет за поджог

Головинский суд Москвы 18 января признал виновным в поджоге офиса «Единой России» аспиранта МГУ Азата Мифтахова и приговорил его к шести годам колонии, Елену Горбань и Андрея Ейкина приговорили к четырем и двум годам колонии условно соответственно. Все трое фигурантов дела признаны виновными в хулиганстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 213 УК). Как следует из приговора, Ейкин признал свою вину – он снимал акцию на видео. Горбань признала вину частично – в частности, она согласилась, что разбила молотком окно офиса «Единой России». Мифтахов своей вины не признал, он считает, что его преследуют за политические взгляды, подчеркивая, что является активным участником движения анархистов и что дело против него сфабриковано сотрудниками Центра по борьбе с экстремизмом МВД. Мифтахов первый раз был задержан в феврале 2019 г. по уголовному делу о незаконном изготовлении взрывчатых веществ (ч. 1 ст. 223 УК), 7 февраля 2019 г. полиция отпустила его и сразу задержала по другому уголовному делу – о поджоге офиса «Единой России» в Ховрине в январе 2018 г. По словам адвоката Мифтахова Светланы Сидоркиной, следствие строило свои доводы по Мифтахову на основании показаний неизвестных свидетелей, которые говорили, что он являлся соучастником поджога.

Партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Вадим Клювгант говорит, что «мера пресечения избирается только в отношении подозреваемых и обвиняемых при расследовании уголовного дела и рассмотрении его судом по существу. Других возможностей избрания меры пресечения уголовно-процессуальный закон не предусматривает». По мнению источника в правоохранительных органах, порядок такой меры, как арест лица, уклоняющегося от выполнения условного приговора, описан в постановлении Верховного суда от 20.12.2011 со ссылкой на ряд статей (ч. 2 ст. 30, ч. 4 ст. 32, ч. 4 ст. 46, ч. 6 ст. 58, ч. 4 ст. 60.2, ч. 2 ст. 60.17) Уголовно-исполнительного кодекса.

По словам политолога Михаила Виноградова, вокруг Навального складывается двойственная ситуация. «С одной стороны, интерес к истории с Навальным не привел к массовой кампании в его защиту. С другой – арест не выглядит убедительным доказательством в пользу невиновности российской власти в звучащих в ее адрес обвинениях (в возможной причастности к отравлению политика. – «Ведомости»)», – замечает Виноградов. По его мнению, у российских властей сейчас «нет хорошего решения» и все будет зависеть от того, насколько тема Навального сохранится в повестке. Виноградов считает, что предстоящие выборы в Госдуму для Навального не принципиальны, ведь в 2016 г. он легко их пропустил. Однако, замечает эксперт, в случае активизации протеста неудачные действия власти против Навального могут сыграть против нее самой. «Навальный – еще и индикатор силы протеста, без него власть может оказаться дезориентирована», – полагает Виноградов.

Как отмечает президент Центра политических технологий Борис Макаренко, последствием ареста Навального будет еще более глубокий раскол российского общества. Этот раскол объясняется тем, что «для одних Навальный – враг, для других – даже не герой, а жертва». Такая ситуация сложилась достаточно давно, но она усугубляется, что тревожно, и дальнейший сценарий раскола предсказать трудно. Тем не менее, замечает эксперт, сейчас уже можно констатировать, что «главное противостояние – за власть или против – с казусом Навального только усугубилось».

В отношении выборов в Госдуму Макаренко полагает, что прямого влияния на них арест Навального не окажет. «Навальный не парламентский, не электоральный политик, он не связан ни с одной политической партией», – поясняет эксперт. Тем не менее косвенное влияние на предстоящие выборы может оказать тот самый раскол, связанный с именем вернувшегося в Россию оппозиционера, резюмирует Макаренко.

В подготовке статьи участвовали Максим Иванов и Константин Гликин