Кремлевские эксперты считают, что пандемия привела к масштабному нарушению прав человека в Европе

Правозащитники говорят, что ситуация в России нисколько не лучше
Среди негативных следствий пандемии для прав и свобод эксперты называют ограничение свободы передвижения в связи с локдаунами и ограничение свободы слова / Андрей Гордеев / Ведомости

Европейские страны за год с момента начала пандемии COVID-19 нарушили 22 из 30 статей Всеобщей декларации прав человека. Среди них – право на свободу и личную неприкосновенность, равенство перед законом, свободу передвижения, свободу мысли, совести и религии.

Об этом говорится в докладе близкого к Кремлю Экспертного института социальных исследований «Новая нормальность. Как Европа отказывается от гражданских прав и политической традиции», в котором проанализировано, какие ограничения вызвала пандемия в странах Европы. Нарушение прав граждан в России эксперты не рассматривали.

Пандемия коронавируса «подбросила дров в кризис демократии во всем мире», ситуация с правами человека ухудшилась в 80 странах, по данным Freedom House, и прежде всего в Европе, говорится в докладе. Эксперты выделили несколько негативных следствий пандемии для политических институтов.

Во-первых, рост тенденций к диктатуре – передача исполнительной власти чрезвычайных полномочий на неограниченный срок часто происходит без указания перечня полномочий и мер и без необходимости парламентских решений. Во-вторых, это нарушение принципа разделения властей, поскольку исполнительная власть взяла на себя регулирование неограниченного круга вопросов. Также среди последствий – нарушение распределения полномочий между уровнями власти, в том числе нарушение Шенгенского соглашения, наделение неконституционных институтов сверхполномочиями, нарушение системы права и иерархии правовых документов.

Среди негативных следствий пандемии для прав и свобод эксперты называют ограничение свободы передвижения в связи с локдаунами, ограничение свободы слова – в частности, возбуждение уголовных дел против журналистов, которые высказывались с критикой действий или бездействия правительств, ограничение свободы собраний, свободы вероисповеданий из-за закрытия церквей и мечетей, ограничение тайны частной жизни, связанное с внедрением трекеров отслеживания контактов. Проявляется все большее неравенство и поражений в правах по возрасту, вакцинное неравенство, поражение трудовых прав и рост экономического неравенства. Выход государств из режима чрезвычайного положения не обязательно влечет за собой прекращение чрезвычайных мер.

По данным Freedom House, 13 стран прибегли к отключению интернета во время пандемии, 20 стран мира приняли или ужесточили законодательство о высказываниях в сети. В 45 странах пользователи интернета были арестованы за публикации, связанные с COVID-19. Против протестующих слезоточивый газ, дубинки и водометы применяли правоохранители в девяти странах Евросоюза (ЕС).

Тема избыточной смертности не имеет отношения к предмету доклада, поскольку анализируются социальные и политические последствия пандемии, отмечает один из его авторов – Глеб Кузнецов: «Спору между «свободой» и «безопасностью» много лет, но говорить о том, что немедицинские ограничительные меры вроде локдаунов «спасли жизни» даже ценой ограничения прав, нельзя. Мы видим повсеместное ухудшение ситуации с доступом к обычной медпомощи. Происходит разрушение экономики, традиции, семьи и уверенности в завтрашнем дне». В России с правами человека сейчас значительно лучше, чем в ЕС, считает он: «После первой волны коронавируса, когда меры повсеместно были примерно одинаковые, появилось понимание природы болезни и протоколы ее лечения.

В России пошли путем «медицинского сопротивления» инфекции, в то время как в Европе путем «немедицинских ограничительных мер». Вот и получилось, что уважение к праву в России после отмены самоизоляции оказалось несопоставимо больше.

Сейчас у нас есть свобода передвижений, разрешена публичная дискуссия по поводу принимаемых мер в пандемию, все открыто, доступ к вакцинам свободный». По его мнению, нет ограничений и на свободу собраний, а «санитарных» уголовных и административных дел, как в России, много и в Европе: «Вопрос в сравнении – у нас толпы что на улицах, что на концертах, а в Европе балансируют между запретом выхода из дома и разрешением встречаться вчетвером».

Согласно докладу Freedom House, на который ссылаются эксперты, в России ситуация очень сильно ухудшилась за год, говорит правозащитница, юрист-международник Ольга Садовская: «Сейчас наша страна получает 20 баллов из 100 по уровню свобод – например, независимые выборы оцениваются в 0 баллов, так же как и существование независимых партий и свобода НКО, свобода собраний оценивается в 1 балл».

Что касается соблюдения прав человека в Европе, то действительно за последний год произошло ухудшение, отмечает она: «В первую очередь это касается Польши, Чехии, Венгрии, Испании, но проблема в том, что негативные проявления в этих странах зачастую являются калькой с России».

Сложно говорить о том, отказалась ли Европа от соблюдения прав человека в пандемию, считает правозащитница: «Решений ЕСПЧ пока по жалобам, связанным с пандемией, нет. Вероятнее всего, суд признает некоторые нарушения, однако будет исходить из баланса общественных интересов. А дальше вопрос в том, как страны на эти решения будут реагировать – поймут, что были не правы, и исправят ситуацию или не будут их исполнять».

Она напоминает, что Европейская конвенция по правам человека не гарантирует абсолютную свободу прав, кроме свободы против пыток: «Должно быть соблюдение баланса между учетом общественной безопасности и незыблемыми гарантиями». По ее словам, ЕСПЧ будет оценивать ситуацию в каждой стране и где-то сочтет ограничительные меры оправданными, а где-то – нет и ситуацию с коронавирусными ограничениями в России он тоже будет оценивать: «Например, в России до сих пор нет доступа журналистов в суды, ограничена свобода собраний, затруднен доступ к заключенным и т. д.».