Алексея Навального перевели в тюремную больницу

На настроение протестующих повлияет не это, а опасения наказаний, считает эксперт
Исправительная колония №3 во Владимире, куда переводят Алексея Навального /Alexander Reshetnikov / Reuters

Роскомнадзор потребовал 19 апреля от Фонда борьбы с коррупцией (ФБК, внесен в реестр иноагентов) удалить ролик, в котором юрист фонда Игорь Жданов и руководитель штабов Алексея Навального Леонид Волков призывают сторонников выйти на митинг 21 апреля. Волков и Жданов, находящиеся за рубежом, объяснили свой призыв иском прокуратуры Москвы о признании ФБК и родственных ему структур экстремистскими организациями, а также состоянием здоровья Навального, который с 31 марта держит голодовку.

Правоохранительные органы также призвали граждан воздержаться от посещения анонсированных акций. «В условиях массового скопления людей возрастает риск заражения коронавирусной инфекцией. Кроме того, не исключены провокации со стороны деструктивно настроенных лиц, направленные на нарушение общественного порядка», – говорится в обращении МВД, причем агрессивные действия протестующих или попытки спровоцировать столкновения с полицией «будут расцениваться как угроза общественной безопасности».

В свою очередь, в обращении Генпрокуратуры, опубликованном 19 апреля, говорится, что призывы к участию в акциях могут повлечь наказание вплоть до административного ареста по ст. 20.2 КоАПа, неудаление призывов – штрафы по ст. 13.41, а призывы к беспорядкам и вовлечение несовершеннолетних в беспорядки и незаконную деятельность – и уголовную ответственность. 19 апреля УФСИН по Владимирской области сообщило о переводе Навального в больницу для осужденных в другой колонии области – ИК-3, подчеркнув, что с его согласия он получает «витаминную терапию». Однако ФБК не стал пересматривать условия запланированных протестов. На странице в Facebook один из организаторов акций, Волков, назвал больницу ИК-3 «пыточным концлагерем», а также высказал недоверие по поводу информации, предоставляемой ФСИН. От комментариев «Ведомостям» Волков отказался.

Политолог Борис Кагарлицкий считает, что призыв к проведению акций не будет пересмотрен, поскольку условием снятия голодовки Навального было удовлетворение требования допустить к нему врачей с воли, а не перевод его из одного учреждения в другое. Кагарлицкий также уверен, что перевод Навального никак не повлияет на количество участников митинга. «Дело в том, что для большинства потенциальных участников голодовка не главный повод для выхода на протест. Конечно, Навальному сочувствуют, но люди выйдут, потому что у них, что называется, наболело и накипело», – говорит он.

По мнению политолога, реальная причина, по которой люди могут не выйти, – страх перед административным или уголовным преследованием. Кагарлицкий также не считает, что нахождение Волкова и Жданова за границей является проблемой. «Лидеры протеста не должны обязательно находиться под личной угрозой», – уверен политолог. Однако протесты не подготовлены ни организационно, ни политически, отмечает он. Если организаторы хотят помочь Навальному, то делать это нужно по-другому, продолжает Кагарлицкий. Надо говорить меньше о Навальном и больше о нарушениях гарантированных Конституцией свобод, о коррупции и других проблемах. Одной из таких проблем является и ситуация с Навальным, говорит политолог.