Какие признаки экстремизма Мосгорсуд нашел в действиях организаций Алексея Навального

Организация митингов, давление на членов избиркомов и участие в работе ранее судимых активистов
Организации Алексея Навального признаны экстремистскими из-за организации митингов, а также уголовных и административных дел против активистов / Dimitar DILKOFF / AFP

Деятельность Фонда борьбы с коррупцией (ФБК), Фонда защиты прав граждан (ФЗПГ; вместе с ФБК были включены Минюстом в реестр НКО-иноагентов) и штабов политика Алексея Навального (все эти структуры признаны экстремистскими и запрещены в России) была направлена на насильственное изменение основ конституционного строя, возбуждение социальной розни, воспрепятствование законной деятельности госорганов, органов местного самоуправления, избиркомов, соединенное с насилием и угрозой его применения, формирование общественного мнения о необходимости смены власти.

Об этом говорится в мотивировочной части решения Мосгорсуда, который по требованию прокурора столицы 9 июня признал ФБК, ФЗПГ, а также 37 штабов Навального экстремистскими. Решение суда обнародовали юристы из «Команды 29», защищавшие ФБК. На сайте Навального выложены материалы дела – кроме засекреченных.

В мотивировочной части решения суда говорится, что анализ деятельности организаций подтверждает, что они являются экстремистскими: так, на их сайтах неоднократно размещалась информация соответствующего характера. В пример суд приводит признанный в 2013 г. экстремистским материал «Припомним жуликам и ворам их Манифест-2002».

Еще одно доказательство заключается в том, что учредители и члены организаций систематически проводили несогласованные публичные мероприятия, в которые вовлекают несовершеннолетних, говорится в решении суда. В ходе этих акций оглашались призывы к экстремистской и террористической деятельности, считает суд. Эти действия были обусловлены политической ненавистью и враждой, нетерпимостью к определенным социальным группам – работникам правоохранительных органов и сторонникам действующих политических партий.

В решении суда упоминается акция 14 июля 2019 г. у мэрии Москвы из-за отказа в регистрации кандидатам в Мосгордуму. На этой акции «была предпринята попытка установки палаток для круглосуточного протеста», а сотрудники ФБК Любовь Соболь и Иван Жданов предложили проследовать к Мосгоризбиркому, как считает суд, чтобы оказать давление на членов комиссии. Также суд напомнил и о согласованной акции 20 июля 2019 г. на пр-те Сахарова, где организаторы выдвинули ультиматум с требованием зарегистрировать независимых кандидатов на выборы. Еще суд указал на несогласованные акции 23 января 2021 г., которые были проведены, несмотря на ограничения из-за COVID-19 – это, по мнению суда, создало угрозу массового заражения.

Суд нашел подтверждение экстремизма и в том, что члены организаций привлекались к уголовной и административной ответственности за проведение протестных акций, распространение экстремистских материалов, призывы к насилию в отношении полиции и демонстрацию нацистской символики. Кто из членов этих трех организаций привлекался по ст. 20.3 КоАП (демонстрация нацистской и другой запрещенной символики), в решении суда не сказано. Правда, некоторые активисты, упомянутые в решении Мосгорсуда, действительно за это привлекались.

Материалы дела содержат приговор и постановления по делам об административных правонарушениях экстремистского характера в отношении Семена Кочкина, а также Станислава Калиниченко, подтверждает юрист «Команды 29» Максим Оленичев. Кочкин в январе 2021 г. опубликовал пост «Православие или смерть», включенный в список экстремистских материалов, за что его арестовали на семь суток. А Калиниченко в 2015 г. был осужден за пост в твиттере «Брось ходить на митинги и начинай действовать!» (ст. 280 УК о публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности. – «Ведомости») и оштрафован на 150 000 руб., а также за публикацию изображения, похожего на свастику. Сам он отрицал факт такой публикации. Но ни один из судебных актов не содержит информации о том, что они действовали от имени штабов Навального или по их поручению, а не от собственного имени, подчеркивает юрист.

Действительно, суды при признании организаций экстремистскими опираются на судебные акты, которые были вынесены в отношении членов этих организаций ранее, а также на материалы судов, подобная ситуация была с НБП (запрещена в России), говорит член президентского Совета по правам человека Александр Верховский. По его словам, суд должен установить связь между противоправным деянием человека и тем, что человек является членом организации и совершал действия от ее имени: «Например, в антиэкстремистском законодательстве говорится, что если руководитель организации делает заявление, которое признается экстремистским, то организация должна отмежеваться от высказывания, иначе она тоже будет признана экстремистской».