Верховный суд уточнил возможность изъятия единственного жилья у банкрота

Верховный суд допустил изъятие у должника единственного жилья при возможности предоставления ему более «бюджетного» варианта, следует из сообщения, опубликованного в РАПСИ. Таким образом ВС впервые прокомментировал ситуацию с изъятием единственного жилья, о которой стало известно в начале июля.

Согласно заключению Верховного суда, исполнительный иммунитет на изъятие единственного жиля должника, установленный ст. 446 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) РФ, может быть нарушен. Об этом ранее уже объявил Конституционный суд. «Сами по себе правила об исполнительском иммунитете не исключают возможность ухудшения жилищных условий должника, при этом он и члены его семьи не должны остаться без жилища, пригодного для проживания. При этом площадь замещающего жилого помещения должна быть не меньше нормы предоставления жилья на условиях социального найма», — говорится в сообщении.

В ВС добавили, что замещающее жилье должно располагаться в том же населенном пункте. «Необходимым и предпочтительным является проведение судебной экспертизы рыночной стоимости жилья, имеющего, по мнению кредиторов, признаки излишнего», — поясняет ВС.  Это, в свою очередь, влечет необходимость оценки также и стоимости замещающего жилья.

«В процедуре банкротства не исключается и возможность приобретения замещающего жилья финансовым управляющим за счет выручки от продажи имущества должника, находящегося в наличии», — говорится в разъяснении судебной инстанции.

В начале июля «Коммерсантъ» сообщил, что на банкротных торгах впервые в России было продано единственное жилье собственника для погашения долгов. Вместо двухуровневой пятикомнатной квартиры в Екатеринбурге площадью 147,5 кв. м должник получил однокомнатную площадью 31,7 кв. м. Двухуровневая квартира была продана на торгах 22 июня за 8,25 млн руб. при начальной цене в 9,1 млн руб.

В 2018 г. владелец квартиры Аркадий Проточин был признан банкротом с долгами в 21,4 млн руб. Он попросил исключить свою единственную квартиру из конкурсной массы. Арбитражный суд удовлетворил его просьбу, однако кассация в 2019 г. направила спор на новое рассмотрение. В феврале 2019 г. кредиторы проголосовали за замену квартиры площадью 147,5 кв. м на «однушку», так как у должника не было другого имущества, он холост и у него не было иждивенцев. Суды на втором круге рассмотрения отклонили ходатайство должника о защите жилья и заявили, что новая квартира «разумно достаточна для удовлетворения конституционно значимых потребностей в жилище для одного человека». В декабре 2020 г. должник снова попытался отстоять свою квартиру, однако в феврале 2021 г. суд прекратил производство. 

Рассылки «Ведомостей» — получайте главные деловые новости на почту

Я хочу подписаться