Новые лаборатории-партнеры, больше проб и отправка «в ручном режиме»: РУСАДА адаптируется к санкциям

«Стало сложнее, но мы справляемся»: как — объясняет генеральный директор РУСАДА Вероника Логинова
Вероника Логинова, генеральный директор РУСАДА /Пресс-служба РАА «РУСАДА»

Российское антидопинговое агентство (РУСАДА) живет в режиме санкций с ноября 2015 г., когда Всемирное антидопинговое агентство (WADA) лишило организацию статуса соответствия за многочисленные допинг-нарушения. Восстановиться получилось только к сентябрю 2018 г., а через год — новое обострение отношений. На этот раз из-за электронной базы данных Московской антидопинговой лаборатории, в которой эксперты WADA обнаружили следы манипуляций. В итоге россияне остались без флага и гимна, а РУСАДА — без статуса соответствия минимум до 16 декабря 2022 г. 

Несмотря на поражение в правах, российская сторона продолжает выполнять финансовые обязательства перед WADA. Например, платить ежегодный взнос. В 2022 г. он составил $1,17 млн. Столько же заплатили Великобритания, Германия, Италия и Франция, к которым у WADA претензий нет. 

Чтобы вернуть статус соответствия, РУСАДА должно жить по плану, разработанному WADA. Как удается его выполнять в условиях новой политической и экономической реальности, «Ведомости. Спорту» рассказала генеральный директор РУСАДА Вероника Логинова. 

— Как выстраивается диалог с WADA в новых обстоятельствах?

— РУСАДА лишено статуса соответствия, т. е. на российскую сторону и так наложены ограничения. Еще в мае 2021 г. WADA направило в адрес нашего агентства мониторинговый план по восстановлению. В нем четко обозначены те сферы деятельности, которые подвергаются оценке. И этот документ до сих пор актуален для нас. Мы на связи с WADA, отправляем всю необходимую документацию. 

8 марта WADA разместило на своем сайте «Руководство по тестированию». В нем антидопинговые организации призывают продолжить тестирование российских спортсменов. Причем не только на территории России, но и за рубежом. Не могу отвечать за то, как эти рекомендации выполняются другими антидопинговыми организациями, но РУСАДА продолжает работать в прежнем режиме.

Один из самых сложных моментов сейчас — логистика. В России нет аккредитованных WADA лабораторий, пробы проверяются в европейских. Раньше за их транспортировку отвечала компания DHL, но она объявила об уходе из России.

— Проблемы были. И сбой в работе DHL — тоже. Но это продолжалось буквально пару дней. Сегодня DHL продолжает оказывать услуги по транспортировке проб за пределы России, но логистические схемы пришлось изменить. Не буду скрывать: стало сложнее обеспечивать транспортировку проб с соблюдением всех требований и сроков. Но мы справляемся. 

— А лаборатории продолжают принимать пробы из России?

— Да. Более того, мы расширили круг лабораторий, с которыми сотрудничаем. Заключили контракт с Турецким центром антидопингового контроля в Анкаре. У него есть аккредитация WADA, что очень важно. А еще важнее, что в этом центре проводится анализ цельной крови для биологического паспорта спортсмена (по нему отслеживают изменения биохимических показателей, а резкие колебания могут стать поводом для обвинения в нарушении антидопинговых правил. — «Ведомости. Спорт»). Такую кровь необходимо доставлять максимально быстро. А у DHL сейчас все же возникают небольшие задержки. Чтобы четко соблюдать все требования по доставке, мы приняли решение отправлять пробы для биопаспорта в ручном режиме в Турцию. 

— Антидопинговый эксперт Маргарита Пахноцкая рассказывала в интервью «Ведомости. Спорту», что отбор и проверка пробы стоит порядка $600–700. Ценник сильно изменился? 

— Наши расходы возросли прямо пропорционально курсу валют.

Есть ли какие-то риски по тестированию спортсменов из международных пулов? Раньше их могли регулярно проверять на зарубежных турнирах, теперь такой возможности нет.

— Тестирование спортсменов из международного пула — это прерогатива международных спортивных федераций. То руководство по тестированию, которое WADA разместило на своем сайте, касается и их тоже. Но делать какие-то прогнозы на тему того, как будут себя вести международные антидопинговые организации, я не могу. 

При этом на территории России по-прежнему работают не только инспектора допинг-контроля РУСАДА, но и сотрудники специализированных международных агентств, например IDTM. Они могут свободно отбирать пробы по заказу различных антидопинговых организаций. К нам тоже можно обратиться — мы всегда готовы к сотрудничеству. 

— В конце февраля наблюдательный совет РУСАДА покинул эксперт WADA Сергей Илюков, но по решению CAS присутствие международного наблюдателя — обязательное условие для восстановления статуса РУСАДА. Илюкову уже нашли замену? 

— Да, к сожалению, Сергей больше не принимает участия в заседаниях. Мне жаль, что так получилось. У нас был налажен диалог. Это была профессиональная и очень продуктивная работа. Замены пока нет. Но в ближайшее время мы надеемся получить от WADA информацию о кандидатах на это место. 

Еще одно условие восстановления — аудиторская проверка. Она должна была пройти в марте, но ее отменили. Это сильно помешает РУСАДА? 

— Аудит предусмотрен мониторинговым планом WADA. Мы очень тщательно к нему готовились и очень ждем новые даты. 

Сразу после моего назначения в декабре 2021 г. я приняла решение о проведении внутреннего аудита. Кроме того, к работе в РУСАДА вновь приступили опытные эксперты в области борьбы с допингом, которые в 2021 г. по разным причинам покинули агентство. Сейчас у нас сформировалась сильная команда, и мы смогли в максимально сжатые сроки подготовить агентство к аудиту WADA.

— В последнее время участились DDoS-атаки на заметные ресурсы. На сайте РУСАДА были сообщения о сбоях в работе системы ADAMS. Что вы рекомендуете спортсменам в таких случаях?

— Мы являемся такими же пользователями системы ADAMS, как и спортсмены. Но при этом одна из наших задач — оказывать им техническую поддержку. В случае проблем с доступом спортсменам важно как можно быстрее обратиться в РУСАДА, чтобы мы смогли либо помочь, либо зафиксировать проблемы со входом в систему.

— В нынешней ситуации, когда РУСАДА лишено статуса соответствия, спортсмены отстранены от международных соревнований, а логистика в разы усложнилась, возникают опасения, что уровень допинг-контроля в стране сильно снизится.

— Да, есть люди, которые думают, что РУСАДА фактически прекратило сбор и транспортировку проб. Но это совсем не так. С начала года мы уже отобрали более 3300 проб (за тот же период в 2021 г. — 2500. — «Ведомости. Спорт»). Это внушительные цифры. И мы продолжаем реализовывать программу тестирования в полном объеме. Так что тем, у кого в планах были какие-то нехорошие дела с допингом, лучше их изменить. 

Но вообще, я верю в наших спортсменов. Верю, что они хотят соревноваться честно. И мы должны продолжать тестирование, несмотря ни на что, чтобы обеспечить им право на честные соревнования. Это одно из ключевых прав, о котором говорят и международные документы, и наше национальное законодательство в сфере борьбы с допингом. Нам нужно работать так, чтобы ни у кого не возникало сомнений в эффективности нашей системы.  

— Может ли WADA разорвать отношения с Россией?

— РУСАДА является подписантом Всемирного антидопингового кодекса, и мы строго выполняем все положения, которые в нем прописаны. Руководствуемся также и новыми рекомендациями, которые были размещены на сайте WADA. В этом смысле к нам не может быть вопросов. 

На сегодняшний момент мы приспособились к ситуации. Да, было сложно, приходилось очень быстро принимать решения. Но это ценный опыт. В итоге мы просчитали все возможные риски. Есть запасные варианты по доставке проб в лаборатории, есть несколько вариантов для заключения новых контрактов. Пока я смотрю на ситуацию довольно оптимистично.

Другие материалы в сюжете