100 млн рублей на Кубок России, пневматика для детей и открытая бухгалтерия. Как биатлону выжить в изоляции

План вице-президента СБР Алексея Нуждова. 23 июня он может возглавить организацию
Вице-президент СБР Алексей Нуждов /Гавриил Григоров / ТАСС

Биатлон чаще других видов спорта в России меняет начальство. Нынешний президент Союза биатлонистов (СБР) Виктор Майгуров — пятый с начала века. До него в этой должности трудились экс-биатлонист-уголовник, миллиардер, спортивный функционер и экс-биатлонист-депутат. 23 июня СБР снова ждут выборы. Кандидатов на пост двое, что тоже редкость для российского спорта. 

На второй срок планирует остаться Майгуров, олимпийский призер 1998 и 2002 гг. К выборам он успел «на улучшенных условиях» оформить для СБР нового партнера по экипировке (компанию KV+, не продлившую сотрудничество, до 2026 г. сменило ООО «ТС спорт» из Екатеринбурга), согласовать тренерский штаб сборной, заявить бюджет в 200+ млн руб. на сезон 2022/23 и стать фигурантом коллективной жалобы в прокуратуру в связи со «злоупотреблениями служебным положением». 

Его оппонент — вице-президент СБР Алексей Нуждов, полковник, старший вице-президент НПФ «Газфонд» и топ-менеджер нескольких компаний. С 2015 г. Нуждов возглавляет Федерацию биатлона Московской области, выступает за финансовую открытость СБР и должность главного тренера в сборной. Он рассказал «Ведомости. Спорту» о том, как российскому биатлону выжить в условиях международной изоляции.

Про статус СБР

Международный союз биатлонистов (IBU) оповестил нас о начале процедуры приостановки членства еще в середине марта. В официальном письме говорилось, что действия России на Украине противоречат нескольким статьям конституции IBU — например, о продвижении гуманитарных ценностей как одной из задач организации, — а участие спортсменов из России и Белоруссии в соревнованиях под эгидой IBU может негативно повлиять на имидж вида спорта. На комментарии нам и белорусской федерации дали неделю, и уже к концу марта решение было принято. Временная приостановка может быть отменена в любой момент. Никаких финансовых санкций не предусмотрено. Скорее наоборот — вместо 500 евро взноса для постоянных членов мы будем платить 150 как временные. Но и рассчитывать на часть телевизионных и коммерческих доходов IBU мы теперь не сможем. А по итогам сезона 2021/22 СБР получил по этой статье 52 млн руб. До этого несколько лет подряд эти деньги нам не доставались, так как шли в уплату штрафа за допинг-разбирательства.

Про доходы 

Бюджет СБР составляет плюс-минус 100 млн руб. в год. Примерно половину обеспечивает рекламный контракт с «Газпромом». Раньше мы получали 52 млн руб., платили НДС с этой суммы, теперь перешли на облегченную форму налогообложения и чистыми выходит 42 млн. В 2021 г. 25 млн руб. суммарно добавляли партнеры: экипировщик, букмекер, банк и другие дружественные компании. Плюс субсидия Минспорта — около 20 млн руб. Кроме того, по итогам 2021 г. СБР досталось 13 млн руб. из целевых отчислений букмекеров — сумма выросла после того, как распределением стал заниматься единый оператор. «Матч ТВ» по действующему трехлетнему контракту платит СБР 500 000 руб. в сезон за право транслировать внутренние соревнования, но, думаю, в новой реальности есть повод для пересмотра условий соглашения. 

Про расходы 

Около половины доходов СБР уходит на оплату труда сотрудников и функционирование офиса, солидную часть мы тратим на обеспечение сборных команд (патроны, смазочные материалы и т. д.), хотя, конечно, основное финансовое бремя по подготовке топ-спортсменов несет Минспорт. 

В 2018 г., когда я начал работать в СБР, мы запустили программу помощи регионам. Планировали выделять на эти цели 10 млн руб. в год и по заявкам поставлять в спортшколы пневматическое стрелковое оборудование. На примере Федерации биатлона Московской области я убедился, что пневматика — оптимальный вариант для детского возраста. Полноценное биатлонное стрельбище — это дорого и сложно, даже на малокалиберное спортивное оружие нужны разрешения, плюс его где-то надо хранить. С пневматикой таких проблем нет, а биатлонной подготовке в возрасте до 14 лет это не мешает — наоборот, позволяет больше детей подключить к тренировкам. В Подмосковье мы уже свыше 20 таких стрельбищ построили, так что знаю: это работает.

К сожалению, в СБР наладить процесс пока не удалось. После смены руководства в 2020 г. программу несколько раз пересматривали, обобщали, сокращали, в итоге за почти два года распределили лишь 2 млн руб. Зато в 2021 г. мы подключились к федеральной программе Минпромторга по финансированию поставок отечественного инвентаря напрямую спортшколам. Причем при выделении субсидий приоритет отдают малому бизнесу. И тут все сошлось. Компания «Константа» из Новосибирска отправила свои стрелковые установки для пневматики в 52 школы по стране. Суммарно на 12 млн руб. Так что не зря заявки на сайте собирали несколько лет. 

Считаю, такими проектами и должен прежде всего заниматься СБР. Не спортом высших достижений, а его основой — детско-юношеским спортом. На бумаге в России почти 20 000 биатлонистов обеспечены тренерами и инфраструктурой, но реально их 2000. Нет нужды повышать массовость биатлона, нужно сделать так, чтобы те, кто уже занимается, могли делать это с максимальной эффективностью.

Про новый формат старого турнира

Сейчас сложно предположить, когда российских спортсменов вернут на международные соревнования. Нужно создавать что-то свое внутри страны, чтобы не потерять целое поколение спортсменов, не только лидеров. Даже при сохранении финансирования от Минспорта и регионов жить только на спортсменскую зарплату очень сложно. В Центре спортивной подготовки сборных средняя ставка — около 20 000 руб. Остальное биатлонисты зарабатывают на соревнованиях. Приведу пример. Подмосковная спортсменка Настя Гореева за сезон на Кубке IBU, втором по значимости в биатлоне, заработала на квартиру в Ногинске. А на Кубке мира победа в одной гонке стоит 15 000 евро. 

Все российские биатлонисты стремились попасть на международные соревнования, чтобы нормально зарабатывать. В молодости зарплату в 15 000–20 000 можно потерпеть сезон-другой, рассчитывая на перспективу, но если перспективы нет — в спорте никого не останется. Максимум люди будут доходить до юниоров и заканчивать.

Поэтому сейчас очень важно перезапустить Кубок России на новом уровне, с приличными призовыми. К примеру, 250 000 руб. за победу, 40 000 руб. за 15-е место, четверть от этих сумм — бонусы тренерам, первому и личному. Формат — аналогичный Кубку мира: 10 этапов, 44 личных и 14 эстафетных гонок. «Матч ТВ» готов транслировать, сетка есть. Принять и качественно показать соревнования могут Ханты, Тюмень, Уфа, Сочи, белорусские Раубичи. 

На реализацию этого проекта, по моим подсчетам, нужно 100 млн руб. Думаю, на такую историю реально найти коммерческого партнера. Это может быть интересно и букмекерам, и компаниям из других сфер бизнеса. Биатлон — во многом благодаря Дмитрию Губерниеву — понятный продукт с хорошей медийностью. Нынешней весной мы сравнивали телерейтинги Кубка мира и чемпионата России — разница в пользу международного турнира была некритичная. А если мы сделаем свой качественный продукт, цифры подрастут, тем более что за Кубком мира пока наблюдать не получится.

Другие материалы в сюжете