Разгром США по медалям, рекорд Бубки и миллиард телезрителей: как прошли первые Игры доброй воли

Телемагнат Тед Тернер потратил на миротворческий проект $25 млн
Игры доброй воли не стали коммерчески успешными, но помогли снизить градус напряженности в отношениях СССР и Запада /Юрий Набатов / ФотохроникаТАСС

«Империи зла»

К середине 1980-х на планете сложилась взрывоопасная обстановка. Недолгая сговорчивость СССР и США в первой половине 1970-х, обусловленная затяжным экономическим кризисом в странах Запада и приведшая к Хельсинкским соглашениям (так называемой разрядке) и совместному освоению космического пространства, сменилась новым витком милитаризации и взаимных угроз.

В какой-то момент в воздухе реально запахло ядерной бедой — особенно после того, как США разместили в Европе крылатые ракеты. Школьники организованно и порознь писали тревожные письма в Белый дом и ЦК КПСС, а эстрадные звезды наперебой исполняли патетические песни, отчетливо передававшие страх, охвативший общество. При этом обе страны были свято убеждены, что противостоят «империи зла».

В числе заложников военно-политической схватки оказался и спорт. Оспаривая советскую операцию в Афганистане, Запад бойкотировал московскую Олимпиаду-1980. В ответ СССР и страны соцлагеря проигнорировали Игры-1984 в Лос-Анджелесе. Таким образом, советские и американские спортсмены не встречались на летних мультиспортивных форумах с 1976 г.

Ситуацию спасли перемены на политическом олимпе Советского Союза. В ноябре 1985 г. в Женеве состоялась историческая встреча нового руководителя СССР Михаила Горбачева и президента США Рональда Рейгана, на которой удалось «договориться договариваться» о постепенном разоружении и снижении градуса напряженности в международной атмосфере.

Телеинициатива

Саммит раздернул железный занавес между капиталистическим Западом и социалистическим Востоком. И большой спорт, назначенный «послом мира», сразу на это отреагировал. В женевском отеле после отъезда гостей еще не успели взбить подушки, а американский телемагнат Тед Тернер, на тот момент владелец каналов CNN и TBS, уже предложил Госкомспорту СССР организовать в Москве «Олимпиаду» между советскими и американскими атлетами, без соперничества которых Игры 1980 и 1984 гг. вышли неполноценными.

Идею приняли на ура — с поправкой, что в соревнованиях могут участвовать все сильнейшие спортсмены мира, а не только из СССР и США. Название родилось на ходу — Игры доброй воли. Формулировка была уже опробована: в 1983 г. послом доброй воли нарекли американскую школьницу Саманту Смит, написавшую письмо Юрию Андропову и затем по его приглашению посетившую Советский Союз.

Сроки подготовки столь масштабного фестиваля получились рекордными: чуть более чем за полгода идея обрела практическое выражение на спортплощадках. Что, впрочем, объяснимо: построенные к Играм-1980 московские арены еще не успели износиться, а международный турнир «Дружба-1984», проведенный в пику Олимпиаде-1984, добавил СССР опыта в организации крупных спортивных форумов.

Для Тернера, надеявшегося с помощью звучного проекта вывести свой развлекательный канал TBS на уровень знаменитых АВС, NBC и CBS, главной задачей стала медийная раскрутка Игр для привлечения рекламодателей и меценатов. На расходы Тернер не скупился, потратив в итоге около $25 млн.

Ознакомительный тур

За границу потянулись караваны советских чемпионов: выступить на пресс-конференциях и в телепередачах, побеседовать с мэрами городов и главами компаний, раздать автографы. Да и просто показать, каков из себя советский человек. Ведь в ходе поездок выяснилось, что большинство американцев почти ничего не знают об СССР. «Я спросил детей в одной из школ Атланты, видели ли они когда-нибудь русского, хотя бы по телевизору, — вспоминал борец Сослан Андиев. — В ответ поднялась только одна рука».

Первым голубем мира стал трехкратный олимпийский чемпион, легкоатлет Виктор Санеев. За пять дней он успел посетить Атланту и Торонто, побывать на приеме у вице-президента США Джорджа Буша и выступить перед конгрессом и сенатом, встретиться с мамой Саманты Смит, трагически погибшей в августе 1985 г. Вскоре с той же миссией десантировались в Сан-Франциско бегунья Людмила Брагина и гимнаст Александр Дитятин, в Лондоне — фигуристка Ирина Моисеева и борец Анатолий Белоглазов; их коллеги Наталья Линичук и Сослан Андиев — в Атланте.

В середине марта вице-президент TBS Роберт Вусслер, не скрывая восторга, подытоживал результаты пиар-кампании: «Только в США уже 75 телестанций купили право на показ репортажей из Москвы! По предварительным подсчетам, телеаудитория Игр составит около миллиарда зрителей». На волне интереса TBS запланировал 129 часов вещания на 16 дней: ежедневно пять-семь часов прямого эфира плюс обзорные выпуски. Для сравнения: объем трансляций Олимпиады-1984 ее монопольным вещателем ABC составил 150 часов.

Почти Олимпиада

Но не все шло гладко. Миротворческие усилия администрации Рейгана пришлись не по нраву силовому блоку американской политической элиты: в 1986 г. США переживали очередной пик антикоммунистических настроений, что отражалось и на отношении к Играм доброй воли. Тернеру даже пришлось нарушить корпоративную этику и осудить коллег из АВС за намерение снять фильм, изображающий советских людей захватчиками США.

А в конце апреля 1986 г. случилась авария на Чернобыльской АЭС. И под вопросом оказался приезд на Игры многих зарубежных звезд — но, как только выяснилось, что радиационную угрозу удалось минимизировать, все подтвердили участие. В итоге в Москву съехалось 3000 атлетов из 79 стран. На Олимпиаде-1980 было чуть больше 5000 из 80.

В программу вошло 18 видов спорта. Из популярных отсутствовали футбол (только что отгремевший чемпионатом мира), мужской баскетбол (чемпионат мира проходил одновременно с Играми) и греко-римская борьба. Зато добавились совсем не летнее фигурное катание, а также художественная гимнастика и теннис, неолимпийские до 1988 г. Плюс диковинный для Запада и почитаемый в СССР мотобол.

Спорт без допинга

5 июля Игры доброй воли были торжественно открыты. Эпоху перемен символизировала даже ложа «Лужников»: из 25 высших официальных лиц СССР, присутствовавших на церемонии открытия Олимпиады-1980, через шесть лет сохранилось только восемь человек. Один из символов Игр — очаровательная улыбка Саманты Смит. Табло напомнило ее слова: «Мне бы так хотелось, чтобы все американцы могли приехать в Советский Союз и увидеть, как добры русские люди».

Мечта Саманты сбылась: на поле «Лужников» вышли ее одноклассники, перед тем отдыхавшие в «Артеке». Здесь же — Катя Лычева, юный посол мира, чей визит в США произвел фурор весной 1986 г. А главная песня Игр в исполнении Юрия Антонова — о том, что «Не война, а любовь, не враги, а друзья».

Еще накануне в бассейне «Олимпийского» вступили в медальный спор пловцы. И сразу же мировой рекорд. Великий Владимир Сальников на дистанции 800 м вольным стилем почти на полторы секунды улучшил свое же достижение трехлетней давности. Позже случилось еще два советских рекорда: велосипедистка из Пярну Эрика Салумяэ быстрее всех в мире проехала спринт, а уроженец Луганска Сергей Бубка поднял планку впрыжках с шестом на 6 м 1 см.

Конечно, в СССР внимательно считали медали. И гордились оглушительной победой в общем зачете: 118 золотых медалей против 42 у США (а по сумме наград 241:142). Но впервые за много лет в соперничестве советских и американских атлетов спортивный контекст преобладал над политическим. Не случайно в разгар финала волейболистов СССР и США над трибуной взметнулся плакат «Пусть победит дружба!».

Даже допинг-контроль на тех Играх был «дружеский», для галочки, чтобы не омрачать праздник. Хотя скандально известный Григорий Родченков, занимавшийся анализом, позже признавался, что обнаружил массу нарушений, в том числе стероиды в пробе чемпиона на стометровке канадца Бена Джонсона. Через два года спринтера за то же самое с позором выгонят с Олимпиады в Сеуле и лишат мирового рекорда. Но организаторы московских соревнований, руководствуясь принципом «друзей не сдаем» (а все, кто приехал на Игры, считались друзьями), никого не стали ловить и изгонять. По доброй воле.