«Иногда руки полностью в крови». Призер Токио-2020 Анна Пракатень о гребле — в кино и в реальности

Обсудили фильм «Мания», конкуренцию в сборной, скромные доходы, смену гражданства и планы на будущее
Серебряный призер Олимпиады-2020 Анна Пракатень /EPA

В конце марта в прокат вышел фильм «Мания» — история американской студентки, готовой пожертвовать всем ради успеха в гребле. «Ведомости. Спорт» решил обсудить нетривиальный киносюжет и его достоверность с Анной Пракатень, которая прошлым летом в Токио выиграла для России первую олимпийскую медаль в одиночном виде академической гребли.

«В США очень сильная конкуренция»

— Одна из основных тем фильма «Мания» — истоки психологии победителя. Что мотивирует вас на тяжелые тренировки?

— В начале карьеры главной целью было преодоление себя. Хотелось каждый день становиться лучше. Сейчас воспринимаю греблю как работу. Основная мотивация — турниры, где можно соперничать с лучшими. Неизвестность, которую принесли санкции, сильно деморализует.

Для успеха в гребле особо важна внутренняя дисциплина. Работа на тренировке — обязательная программа, но самое главное, что ты делаешь после нее. Как питаешься, во сколько ложишься спать, как восстанавливаешься. Еще очень важно — с кем ты общаешься: я стараюсь избегать людей, сосредоточенных на нытье и негативе.

— Второй важный лейтмотив фильма — отношения внутри команды, жесткая борьба за место в сборной. В России то же самое?

— В США очень сильная конкуренция в гребле. У них огромное количество клубов. Гоняться за свой вуз — престижно и прибыльно из-за стипендии. У нас все по-другому: гребцов меньше, вид спорта развит скромнее. На детском уровне конкуренции нет совсем, но в сборной, конечно, соперничество чувствуется.

Как и в любом коллективе, есть зависть — и это, на мой взгляд, нормально. Но до открытой ненависти, как в фильме, у нас не доходит. Наоборот, зачастую результат соперниц вдохновляет.

Особо остро конкуренцию в сборной все почувствовали, когда пришли иностранные тренеры (итальянец Джанни Постильоне и литовец Миколас Масилионис, после введения санкций контракты с ними были разорваны. — «Ведомости. Спорт») — все старались показать себя. Тренеры вели сводные таблицы с результатами и по ним составляли рейтинг. Мы соперничали и на воде, и на концепте (гребной тренажер. — «Ведомости. Спорт»), и в беге. Даже в столовую каждая спортсменка старалась прийти первой — чтобы быстрее поесть и подольше отдохнуть.

Все успокоились, когда стало ясно, кто в каком экипаже едет на Олимпиаде.

Постер фильма «Мания» /Exit Strategy Productions

— Насколько достоверно авторам фильма удалось передать специфику гребного спорта?

— Точно передан жесткий режим, в котором живут американские гребчихи. Знаю, что они уже в пять утра идут на тренировку, потом учеба, а после — еще одна тренировка. Для сравнения: мы начинаем не раньше семи.

В части тренировок в фильме верно сделан акцент на концепте. Отбор в команду проходит именно там. Точно переданы мозоли, которые получают гребчихи, — иногда руки полностью в крови. При этом абсолютно неправдоподобно, что спортсменки отправляются на воду в грозу, да еще в ночное время и без тренера. Это опасно — вдруг зацепишься за что-нибудь и утонешь.

Зато вполне точно в фильме передан момент «сливания» спортсмена. Когда один экипаж специально едет с одной гребчихой слабее, чем с другой. Такой отбор называется матрица. Ты сначала проходишь дистанцию с одними людьми, а через полчаса — с другими.

Такое есть везде, особенно — в юниорах. Причины могут быть разные, основная — личная неприязнь. Многие выбирают ехать с подругами, а не с сильнейшими спортсменками. Тут очень важна роль тренера — он должен такое пресекать. По моему опыту, если в команде нет четкого представления об отборе, результата не будет. К счастью, наш итальянский тренер всегда был честен и в целом с командой, и с каждой спортсменкой в отдельности.

«Тренер держит нас в постоянном стрессе»

— Почему вы выбрали греблю?

– В шестом или седьмом классе к нам на урок физкультуры пришел тренер и пригласил всех желающих в секцию. Я заинтересовалась. До гребли я спортом не занималась: ходила на хор, играла на гитаре, занималась вязанием, много времени проводила во дворе.

— 14–15 лет — не поздно для старта спортивной карьеры?

— Для гребли — в самый раз. Я часто вижу на базе маленьких детей, которые пытаются заниматься на концепте, тягают штангу. Только портят здоровье. В греблю нужно идти, если есть физическая предрасположенность. Я была рослым ребенком, поэтому у меня и стало получаться.

— В 2016 г. вы сменили спортивное гражданство — с белорусского на российское. Почему?

— Самое главное — не было сильного тренера. Не хватало людей, все сыпалось. Я почувствовала, что попросту там не нужна. Меня спокойно отпустили, без претензий. Как мне сказал тогдашний главный тренер: у нас все хорошо, и у тебя все будет хорошо. Я ответила — ну спасибо. И перешла в сборную России.

— Вы не раз отмечали работу итальянского тренера Джанни Постильоне: в чем особенность его методики?

— У него нет любимчиков. Ему не важно, из Ростова ты или из Петербурга. Раньше бывало, что ты не попадаешь в экипаж просто потому, что не нравишься. К тому же мы сразу поверили в тренера как в опытного специалиста. И на практике увидели, что он может найти выход из любой ситуации.

Второй момент — уникальная система, построенная на постоянной конкуренции и удержании организма в стрессе. Я с таким подходом столкнулась впервые, и мне нравится. Спортсменки постоянно соперничают — каждый день отдаем все, что можем. Причем тренер оценивает, как каждая работает по всему циклу подготовки — концепт, вода, бег. Часто он сажает тебя сначала в одиночку, а потом в двойку с не самым сильным партнером — и смотрит, как ты поведешь себя в данной ситуации. Как я понимаю, эту систему используют во всех ведущих странах.

Раньше большинство спортсменок вообще работало со своими тренерами, мы встречались только на соревнованиях.

«Нужно включать режим робота»

— Как вы справляетесь с психологическими нагрузками? Прибегаете к помощи специалистов?

— Психолога в команде нет. Я стараюсь настраивать себя сама. Никогда особо не верила, что смогу что-то показать на Олимпиаде. Я занималась греблей просто потому, что мне это нравилось. И старалась не задумываться: ой, как мне психологически тяжело.

В прошлом сезоне большую роль сыграл наш литовский тренер. Я не очень люблю делиться своими переживаниями, но с ним мы иногда обсуждали волнующие меня вопросы. Он всегда находил нужные слова, и этого хватало, чтобы продолжать работать дальше. Конечно, помогали и родные.

Для себя я сделала вывод: чем меньше думаешь при подготовке к соревнованиям, тем лучше. Как только начинаешь копаться в себе, приходят лишние мысли — и тело перестает слушаться. Нужно просто каждый день вставать с кровати и выполнять необходимую рутину. Включать режим робота.

— В связи с событиями на Украине российских гребцов, как и многих других спортсменов, лишили международных соревнований. Уже понятно, как будет строиться сезон?

— Про увеличение числа внутренних соревнований я пока не слышала. После сборов в Краснодаре поедем в Ростов, где будем готовиться к Донской регате. Затем запланирована Большая московская регата, куда пригласили всех желающих зарубежных спортсменов.

В первые дни подготовки к сезону настроения не было совсем, но постепенно я почувствовала, что нахожусь в неплохой форме. Это добавило мотивации. Я уговорила себя набраться терпения.

Конечно, все надеются, что эта ситуация закончится как можно скорее — и нас допустят до международных стартов. Но вряд ли это случится в этом году. Вся надежда на следующий сезон — там уже начнется отбор на Олимпиаду-2024. Если нас не допустят и до отбора, в любом статусе — нейтральном или полноценном, то, конечно, любая мотивация закончится. Вхолостую тренироваться никто не хочет.

— Может, снова поменять гражданство?

— Таких предложений пока не было. Да они сейчас и не имеют смысла. Во-первых, придется сидеть два года на карантине — и Олимпиада пройдет мимо. Во-вторых, нужно знать иностранный язык. А с этим у меня сложности. Есть вариант, что допустят Белоруссию, которая сейчас тоже под санкциями. При таком раскладе рассмотрю вариант с выступлениями за нее. Там мой дом, родители, друзья.

«Выплатила ипотеку на призовые за Токио»

— Отстранение от международных стартов сильно повлияет на ваши доходы?

— Не особо. На этапах Кубка мира призовые не предусмотрены. За победу в престижной Люцернской регате в 2021 г. подарили часы. Федерация доплачивает за медали на чемпионатах мира и Европы, но это не огромные деньги. За европейское золото 2021 г. мне начислили около 160 000 руб. Из постоянных доходов — ставка в Центре спортивной подготовки сборных команд, зарплата от региона (Анна представляет Санкт-Петербург. — «Ведомости. Спорт»). Плюс еще мне платит ЦСКА.

В гребле не заработать больших денег. Так что выплаты от Минспорта и региона (по 2,5 млн руб. — «Ведомости. Спорт») за олимпийскую медаль очень помогли.

— На что потратили призовые за Токио-2020?

— Выплатила ипотеку за однокомнатную квартиру в Питере. И еще без ипотеки купила там же квартиру-студию.

— Санкции могут вынудить многих российских спортсменов завершить карьеру. Уже задумывались, чем займетесь после спорта?

— Точно останусь в сфере спорта. Возможно, устроюсь тренером в детско-юношескую школу, буду использовать полученный от иностранных специалистов опыт. В перспективе хотела бы открыть собственную школу.

Другие материалы в сюжете