Статья опубликована в № 3275 от 30.01.2013 под заголовком: Конкуренту – только лучшее

Минкомсвязи регламентирует правила доступа к инфраструктуре

По мнению Минкомсвязи, операторы обязаны допускать конкурентов не к любым фрагментам своих сетей, а только к тем, которым не найти адекватной альтернативы

В новый закон «О связи», который разрабатывает Минкомсвязи, планируется ввести специальный раздел, касающийся конкуренции, рассказал вчера журналистам замминистра связи Денис Свердлов. В частности, там планируется регламентировать правила недискриминационного доступа (НДД) к инфраструктуре связи. По мнению Минкомсвязи, требование предоставлять всем участникам рынка равный доступ к инфраструктуре должно распространяться не на любые объекты связи, а только на уникальные – те, которые не имеют адекватной альтернативы. Исходя из этой логики, уникальной инфраструктурой может быть признана, например, кабельная канализация бизнес-центра, в который оператор не может проникнуть иными путями, привел пример Свердлов. А кабельная канализация, например, «Ростелекома» не будет считаться уникальной, если у нее есть альтернатива в виде воздушных кабелей, объяснил Свердлов.

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) еще в 2008 г. разработала проект правил недискриминационного доступа к инфраструктуре связи, запрещающий оператору отказывать конкуренту в доступе к своей инфраструктуре – канализационным тоннелям, вышкам, опорам, площадям, «последней миле». Но Минкомсвязи (в то время его возглавлял Игорь Щеголев) выступало против, считая, что доступ к инфраструктуре – вопрос из области права собственности, не имеющий отношения к защите конкуренции.

Лишь в конце 2012 г. Минкомсвязи и ФАС принципиально согласовали проект постановления правительства о правилах недискриминационного доступа, но там не было речи ни о какой уникальной инфраструктуре, недоумевает руководитель управления ФАС Дмитрий Рутенберг. Вопрос в признаках этой уникальности и в том, что считать критериями взаимозаменяемости, рассуждает он: «Останкинская башня – объект точно уникальный, а вышка сотовой связи с конкретными географическими координатами – не обязательно». Правда, Рутенберг не исключает, что ФАС и Минкомсвязи ведут речь об одном и том же: в законодательстве есть понятие субъектов естественных монополий, которые, как правило, и владеют уникальной инфраструктурой.

Когда речь идет, например, о кабельной канализации, то большинство таких уникальных объектов принадлежат субъектам естественных монополий, соглашается представитель Минкомсвязи Екатерина Осадчая. Министерство, по ее словам, полагает важным обеспечить равный доступ к этим объектам. Но правила недискриминационного доступа шире – они регламентируют доступ и к придорожной инфраструктуре, и к инфраструктуре зданий, мостов и т.п., где возможно размещение более чем одного оператора, объясняет Осадчая.

Крупнейший субъект естественной монополии на российском рынке связи – «Ростелеком» не против недискриминационного доступа, но возражает, если этот режим будет однобоким, дискриминирующим группу операторов фиксированной связи относительно мобильных, говорит представитель компании Кира Кирюхина. Введение недискриминационного доступа никак не стимулирует операторов создавать новую инфраструктуру, позволяя им экономить на доступе к существующим сетям, усилит вмешательство регулятора в рынок и затронет права собственности на объекты связи, замечает она. А в нынешних условиях дефицита и невысокого качества инфраструктуры уникальна любая инфраструктура, уверена Кирюхина: например, кабельной канализации, построенной для телефонных сетей, не хватит, чтобы серьезно увеличить зону охвата широкополосного интернет-доступа.

Представления о том, к каким фрагментам инфраструктуры возможен альтернативный доступ, а к каким – нет, у федеральных и муниципальных властей могут разниться, добавляет пресс-секретарь МТС Валерия Кузьменко. Некоторые города разрешают операторам использовать подвесные линии связи, а другие требуют убрать их под землю, приводит она пример. Местные органы власти часто рассматривают воздушный способ прокладки линий связи как нелегальный, подтверждает Кирюхина.

Зато идею недискриминационного доступа к уникальным объектам инфраструктуры поддерживает четвертый оператор мобильной связи в России – Tele2, говорит его представитель Константин Прокшин. Это передовой мировой опыт, который открывает «прямой путь к европейскому опыту создания рынка виртуальных операторов», считает он.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать