Технологии
Бесплатный
Валерий Кодачигов|Анастасия Голицына
Статья опубликована в № 4112 от 08.07.2016 под заголовком: До президента не дозвонились

Чем грозит российским операторам закон Яровой

Возможные последствия нововведения – рост тарифов на сотовую связь и огромные расходы компаний связи

Владимир Путин подписал «антитеррористический пакет» поправок, внесенный депутатом Ириной Яровой и сенатором Виктором Озеровым, сообщила в четверг пресс-служба администрации президента. В силу поправки должны вступить 1 июля 2018 г. С этой даты, если не вносить в законы новых изменений, российские операторы связи и интернет-провайдеры будут обязаны по полгода хранить весь трафик своих клиентов – звонки, письма, файлы, разговоры и три года – информацию о самих фактах передачи информации. А у интернет-сервисов возникнет обязанность передавать правоохранительным органам ключи для расшифровки как трафика в целом, так и отдельных сообщений пользователей.

Затраты на создание системы хранения операторы оценили в 2,2 трлн руб. и предупредили: это гарантирует им убытки, а бюджету – сокращение налоговых поступлений. У операторов не будет иного выхода, кроме как в разы повысить тарифы на связь, предупреждали их представители. Тем не менее и Дума, и Совет Федерации беспрепятственно утвердили поправки. Путин обещал учесть разные точки зрения.

В итоге проект Яровой он подписал, а правительству и ФСБ выдал поручения, призванные по возможности сократить расходы телеком- и интернет-индустрии. До 1 ноября 2016 г. им поручено составить график введения норм, вводящих участников рынка в траты. А уже к 20 июля – разработать порядок декодирования зашифрованного интернет-трафика, сертификации средств шифрования, получения и хранения ключей для дешифровки и т. д. Кроме того, Минпромторгу и Минкомсвязи предстоит рассчитать сроки и затраты, необходимые для организации выпуска в России оборудования для хранения трафика и пользовательского контента.

Операторов не послушают

Еще до того, как поправки одобрила Дума, гендиректор «Мегафона» Сергей Солдатенков и президент МТС Андрей Дубовсков встретились с Яровой и предложили вариант: государство вводит дополнительный налог на компании связи и из этих поступлений само финансирует создание системы хранения трафика, рассказал Солдатенков газете «Коммерсантъ». «Дополнительный налог в размере 1% от выручки никак не повлияет на отрасль, все это выдержат. Если сделают 20%, тогда это совсем другая история», – добавил он.

1% выручки российской отрасли связи – это около 20 млрд руб. в год: на эти деньги государство могло бы создать мощный дата-центр и избирательно хранить в нем переписку, записи звонков и т. д., объяснил представитель «Мегафона» Петр Лидов.

Гендиректор «Вымпелкома» Михаил Слободин солидаризовался с коллегами: «Это хорошая идея. Мы ее поддерживаем. Это создает правильную индикацию стоимости борьбы с терроризмом, минимальное воздействие на абонентов и формирует возможность создавать единую инфраструктуру на всю страну, а не инвестировать каждому из операторов отдельно».

Представитель вице-премьера Аркадия Дворковича, курирующего отрасль связи, переадресовал вопросы «Ведомостей» в Минкомсвязи. Замминистра связи Дмитрий Алхазов дал понять, что предложение операторов ведомство намерено игнорировать: он расценивает его «как подтверждение наличия финансовых ресурсов внутри отрасли» и поэтому «всячески поддерживает» финансирование «антитеррористического пакета», а заодно и «ряда других нерешенных вопросов индустрии» (слова чиновника приведены в сообщении Минкомсвязи).

Введение налога, о котором толкуют операторы, невозможно, уверен собеседник «Ведомостей» в Минфине.

Шанс сократить расходы

Сроки хранения и объем информации, которую нужно будет хранить, определит правительство: возможно, какая-то информация вообще не будет храниться, а какая-то будет, но не шесть месяцев, а два дня, успокаивал сенаторов во время обсуждения «антитеррористического пакета» один из его разработчиков, Виктор Озеров.

Управляющий партнер Leta Capital Александр Чачава допускает, что правительство инициирует поправки или разработает подзаконные акты, предписывающие хранить не весь трафик, проходящий через сети операторов. Большая его часть – это фильмы, видеоролики, музыка и т. п., хранить все это в целях борьбы с терроризмом бессмысленно: возможно, правительство учтет это при разработке нормативных актов, надеется он.

Операторы уже предлагали чиновникам фильтрацию трафика в качестве альтернативы хранению абонентского контента. Такая идея, в частности, обсуждалась во время встречи топ-менеджеров сотовых компаний с Дворковичем, рассказывали «Ведомостям» сотрудники нескольких компаний: эффективно бороться с терроризмом помог бы анализ больших объемов неструктурированных данных (так называемая технология big data), убеждали менеджеры вице-премьера. Дворкович назвал идею хорошей, рассказывали собеседники «Ведомостей».

Дело на триллионы

Если «Ростеху» будет поставлена задача заместить импортное оборудование для хранения переписки, переговоров и контента абонентов, госкорпорация его выполнит – такое мнение выражал сенатор Озеров, отстаивая законопроект в Совете Федерации. Представитель «Ростеха» в четверг не стал это комментировать.

Анализ данных на основе big data – один из приемлемых для телекоммуникационной отрасли вариантов, согласен представитель МТС Алексей Меркутов.

Операторы уже не один год внедряют системы распознавания, или глубокой фильтрации, интернет-трафика (так называемые Deep Packet Inspection, DPI), помогающие им в том числе по-разному тарифицировать разные его типы – к примеру, общение в мессенджерах и доступ в социальные сети, – а при желании и блокировать отдельные сайты. Такие системы есть, например, у МТС и «Вымпелкома», признавались их представители ранее, т. е. они могли бы уже сейчас отсеивать трафик, подлежащий хранению, от того, который хранить не нужно. А вот государственный «Ростелеком» обзаводиться такой системой не собирался.

В четверг представители операторов, опрошенных «Ведомостями», отказались уточнить, какими средствами фильтрации трафика их компании пользуются.

Повысить тарифы не дадут

Обязательства для операторов возникают только в 2018 г. – значит, в 2016 г. повышения цен на услуги связи быть не должно, заключил в четверг министр связи Николай Никифоров.

Все зависит от того, когда и как заработает закон, говорит представитель «Мегафона». Если правила хранения трафика вступят в силу в нынешнем виде, то связь подорожает в 2–3 раза.

Годовая выручка оператора «большой тройки» – около 300 млрд руб., объяснил Лидов в интервью на радиостанции «Эхо Москвы». Закупка и обслуживание системы хранения трафика будут обходиться примерно в 200 млрд руб. ежегодно – «соответственно, нам надо, наверное, в 2 раза поднять цену, чтобы увеличить выручку, как минимум». О повышении тарифов в 2–3 раза говорил в конце июня и представитель «Т2 РТК холдинга» (бренд Tele2) Константин Прокшин.

Чтобы исполнить ­требования «антитеррорист­ического пакета», оп­ераторам связи нужно будет сделать инвестиции, но насколько большие – пока не ясно, передала «Ведомостям» начальник управления регулирования связи и информтехнологий Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Елена Заева. Если операторы начнут повышать цены на услуги связи, связывая это с необходимостью р­еализации «антитеррористического пакета»,­ ФАС проверит, соответ­ствует ли повышение тарифов фактическому увеличению расходов оператор­ов, обещает она.

Ключ от рунета

Закон Яровой обязывает все интернет-сервисы (они названы в документе организаторами распространения информации) предоставлять правоохранительным органам ключи шифрования, если переписка или пересылаемые файлы зашифрованы. А кто откажется это сделать или будет использовать не сертифицированные в России средства шифрования, заплатит штраф – от 3000 руб. для частных лиц до 1 млн руб. для юридических. Это дает ФСБ беспрецедентные полномочия определять, какое средство шифрования можно использовать, а какое нет, констатирует сотрудник крупной интернет-компании. Он обращает внимание на одно из поручений, выданных в четверг президентом: ФСБ должна утверждать порядок сертификации средств шифрования и порядок передачи ключей «уполномоченному органу в области обеспечения безопасности».

Российские чиновники не раз высказывали недовольство тем, что в России значительная часть трафика (по оценке Роскомнадзора, 15–20%) передается в зашифрованном виде. Никифоров, правда, заявлял, что норма о передаче ключей шифрования невыполнима и требует пересмотра. О невыполнимости этой нормы говорится и, например, во внутренних документах Mail.ru Group (есть у «Ведомостей»). Многие сервисы, такие как WhatsApp и Telegram, используют так называемое end-to-end шифрование, когда содержание переписки доступно только отправителю и получателю, а оператору связи и интернет-сервису – нет, говорится в этих документах. Это делает реализацию нормы технически невозможной и приведет к бессмысленному хранению информации, большую часть которой нельзя расшифровать.

В поручениях правительству Путин предписывает обратить внимание на применение закона Яровой об ответственности компаний за передачу информации, зашифрованной несертифицированными средствами. Президент поручает правительству создать реестр организаторов распространения информации, которые должны предоставлять госорганам ключи шифрования. Следующим шагом может стать блокировка ресурсов, не сдающих государству ключи, прогнозирует сотрудник интернет-компании. Так действует сейчас закон о защите персональных данных: Роскомнадзор включает интернет-компании, работающие с такими данными, в специальный реестр. Они обязаны хранить данные российских пользователей на территории России, иначе Роскомнадзор вправе предписать операторам связи заблокировать доступ к этим сайтам.

Непонятно, что именно понимает законодатель под кодированием, недоумевает представитель «Яндекса»: кодируется любая информация, передаваемая в сети, в том числе с использованием стандартных интернет-протоколов. Например, когда пользователь открывает письмо, почтовый клиент выполняет декодирование данных, таких как приложенные к письму фотографии или документы, по стандарту MIME.

Поскольку закон Яровой будет действовать только на территории России, сдавать ключи шифрования будут обязаны лишь российские компании, напоминает бывший директор Координационного центра национального домена сети интернет Андрей Колесников. Иностранные сервисы вряд ли будут сотрудничать с местными правоохранительными органами, и получается, что закон фактически компрометирует весь отечественный интернет-бизнес: люди перестанут доверять российским популярным платформам и разбегутся по зарубежным интернет-площадкам, объясняет он. Если же государство решит закрывать сервисы, которые не сдают спецслужбам ключи шифрования, то придется заблокировать весь интернет, кроме российской его части, – впрочем, это крайне маловероятный сценарий, признает Колесников. Сейчас практически все крупные ресурсы используют шифрование – и Google, и Facebook, и WhatsApp, а в будущем шифровать трафик будут 100% сайтов, уверен он. В мире больше 300 млн сайтов, в зоне .ru – около 5 млн: получается, государство сможет обязать расшифровывать трафик менее 2% интернет-сервисов. «Предоставив уполномоченным органам ключи, мы потенциально компрометируем огромный сегмент, работающий в правовом поле. У преступников же остается огромный выбор систем кодирования других юрисдикций», – считает Колесников.

Надежда на правительство

В четверг к 22.00 мск акции МТС на Нью-Йоркской фондовой бирже подешевели на 1,86%, Vimpelcom Ltd. (на NASDAQ) – на 0,71%, «Мегафона» (на Лондонской фондовой бирже) – на 0,91%. Риски, создаваемые «антитеррористическим пакетом», были до сих пор не полностью учтены в стоимости акций телекоммуникационных компаний, подписание президентом создало на котировки дополнительное давление, говорится в отчете аналитиков BCS.

Новый закон создает много факторов неопределенности, которые снижают инвестиционную привлекательность отрасли, говорит управляющий партнер UFG Private Equity Артур Акопьян.

Пока рассуждения о триллионных расходах операторов, росте тарифов и тому подобном носят во многом эмоциональный характер, считает топ-менеджер одной из инвестиционных компаний. Ситуация отдана на откуп правительству, и хотелось бы верить, что его действия не будут направлены на разрушение целой отрасли, говорит он.

Настоящий диалог с отраслью начнется только теперь, когда закон Яровой принят, – можно начинать обсуждать отсрочки и поправки, пишут в отчете аналитики UBS.

В подготовке статьи Участвовали Олег Сальманов и Елизавета Серьгина