РБК должен «Роснефти» всего 390 000 рублей

Госкомпания выиграла суд, но сумма снижена в 8000 раз

Публикация РБК и основанная на ней передача на одноименном канале содержала недостоверные сведения и нанесла ущерб деловой репутации «Роснефти», решил судья Убуша Болдунов. Текст должен быть удален в течение 10 дней, редакция должна опубликовать опровержение, сообщил корреспондент «Ведомостей» из зала судебных заседаний. «Роснефть» требовала в качестве компенсации ущерба почти 3,2 млрд руб., судья уменьшил ее до 390 000 руб. Авторы статьи должны будут заплатить по 4500 руб.

Представители трех журналистов сообщили, что будут обжаловать решение и настаивать на том, что публикация была достоверна. Представитель РБК заявил, что они недовольны вынесенным вердиктом и будут решать, обжаловать его или нет после ознакомления с полным текстом решения. Комментарии представителей «Роснефти» после заседания получить не удалось.

«Роснефть» потребовала от РБК опровергнуть сведения, изложенные в статье «Сечин попросил правительство защитить «Роснефть» от BP» и компенсировать ущерб репутации в 3,179 млрд руб. Компенсация ущерба деловой репутации в 3,179 млрд руб. – рекорд в российской практике. Представитель «Роснефти» указал на суде, что сумма компенсации должна быть такой, чтобы исключить дальнейшие нарушения, иначе даже после проигрыша ответчики продолжают вредить репутации. Представитель журналиста Максима Товкайло (один из авторов текста и один из ответчиков по иску): «Предлагается по надуманному предлогу уничтожить большое СМИ и разорить журналистов. Очевидная цель иска – сделать так, чтобы журналисты никогда больше не писали о Сечине» (руководителе «Роснефти» Игоре Сечине. – «Ведомости»).

Спорная статья была опубликована в газете РБК в апреле 2016 г., на ее основе также вышла передача на канале РБК. Авторы утверждали: условием приватизации стало требование, чтобы покупатель не заключал акционерного соглашения с BP, владеющей 19,75% «Роснефти». «Роснефть» назвала статью ложной и потребовала опровержения, а затем и компенсации ущерба деловой репутации в 3,18 млрд руб. Эта сумма была рассчитана как последствия риска потери основного контрагента «Роснефти» – BP. Ответчиками по иску помимо РБК стали авторы статьи Тимофей Дзядко, Людмила Подобедова и Максим Товкайло.

На заседаниях представители РБК и журналистов просили привлечь в качестве третьей стороны компанию BP, а сегодня – дать время на получение официального ответа от правительства, которое сможет официально подтвердить достоверность сведений в тексте. Суд в обоих случаях отказал.

Те же представители РБК и журналистов на суде указывали, что в итоге приватизация «Роснефти» фактически прошла по той схеме, которая была изложена в тексте: «Как тогда эти сведения могут быть порочащими?» Из заключения лингвиста, привлеченного «Роснефтью», добавили они, прямо следует, что единственные негативные сведения об истце содержатся не в статье, а лишь во мнении, высказанном ведущим канала РБК Константином Бочкаревым.

Неаудированная выручка холдинга РБК по МСФО за первое полугодие 2016 г. – 2,4 млрд руб., операционная прибыль – 56 млн руб.

Из-за публикации РБК у «Роснефти» выросли риски потенциальной будущей потери контрактов с BP и стоимость гудвила (деловой репутации) снизилась на 3,179 млрд руб., или на 0,5%, пишет аудиторская компания «Центр профессиональной оценки» (ЦПО), привлеченная нефтяной компанией.

Аудиторы тщательно обосновывают бухгалтерские последствия увеличения рисков «Роснефти» от потери BP, но не описывают, как и почему эти риски выросли. Более того, аудиторы прямо пишут, что наиболее вероятным можно считать продолжение действия существующих контрактов с BP, расторжения контрактов не ожидается, а предположить отказ от перспективных контрактов не представляется возможным. «Роснефть» не понесла денежных потерь или убытков после публикации РБК о возможных ограничениях для покупателей 19,5% акций «Роснефти» в ходе приватизации, указано в документе.

Впрочем, на заседании суда представитель «Роснефти» четко заявил, что ущерб был нанесен в момент публикации, деталей он не раскрыл.

В ответ на уточняющие вопросы представителей РБК и журналистов представитель «Роснефти» заявил, что ему не известно, обращалась ли BP к российской компании после публикации за разъяснениями. Он уточнил, что сама «Роснефть» официально к BP не обращалась. Дзядко спросил, известно ли представителям «Роснефти» об официальных заявлениях BP о том, что у партнеров прекрасные отношения, и о том, что уже после публикации они создали новое совместное предприятие. «Отношения между акционерами не всегда предполагают официальных заявлений и писем. Мы сработали на опережение и подали иск. Сечин приватно встречался с BP и все разъяснил. Отношения после этого нормализовались», - сказал представитель «Роснефти». Представители ответчиков на это заявили, что истец не предоставляет никаких доказательств своих слов.

Размер ущерба в 3,179 млрд руб. ЦПО рассчитал методом дисконтирования денежных потоков: аудиторы прогнозировали финансовые результаты «Роснефти» на время, пока сохранится эффект от публикации РБК, – следующие 50 лет. Добыча «Роснефти» снизится, но выручка за полвека вырастет больше чем в 4 раза до 252 трлн руб. к 2056 г. Рыночная стоимость основного капитала «Роснефти» – 3,4 трлн руб., гудвил – 646 млрд руб., делает вывод ЦПО.

Это почти втрое больше, чем гудвил, указанный в отчетности «Роснефти» за первое полугодие 2016 г., – 227 млрд руб. Сумма не изменилась с I квартала 2016 г., т. е. компания никак не отразила в отчетности, что ее деловая репутация пострадала после публикации РБК.

На суде представитель «Роснефти» подчеркнул, что в России уже был прецедент, когда суд утвердил компенсацию ущерба в размере 0,7% от гудвила: «Мы просим меньше – 0,49% гудвила».

Представители РБК и журналистов в свою очередь указывали, что в заключении ответчика идет речь лишь о потенциальном ущербе: «Этот ущерб может быть нанесен компании или нет в течение 50 лет. Почему мы должны оплачивать вред, который по факту не нанесен?» Представитель «Роснефти» на это заявил, что ущерб был нанесен в момент выхода публикации РБК, деталей он не раскрыл.

Представитель Товкайло удивлен, что для расчета ущерба использованы данные какого-то оценщика, а не данные самой «Роснефти» из отчетности по гудвилу, где цифра почти в три раза меньше. Он добавил, что ежемесячный доход этого журналиста – 120 000 руб. и если сумма требуемой компенсации будет разделена между ответчиками пропорционально, то журналист будет выплачивать долг 2538 лет: «Очевидно заранее, что эти требования невыполнимы». Представитель Дзядко заявил, что, если будет присуждена полная сумма компенсации, это приведет к банкротству РБК и личному банкротству авторов текста.

Представитель «Роснефти» настаивает, что в отчетности компании приведен банковский гудвил, а ЦПО рассчитал рыночный гудвил.

Источник в РБК прежде говорил «Ведомостям», что «своих не бросают» и холдинг возьмет полностью на себя выплату компенсации, с журналистов ничего не потребует.