IBS возвращается на биржу

С момента делистинга во Франкфурте прошло 3,5 года
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

После нескольких лет в роли непубличной компании российский IT-холдинг IBS Анатолия Карачинского и Сергея Мацоцкого намерен вернуться на биржу.

Компания сообщила о планах разместиться на Московской бирже. IBS проведет допэмиссию (более половины предложения), но также представит инвесторам и существующие акции компании. Free-float составит до 35% увеличенного акционерного капитала IBS, говорится в сообщении компании. Букраннерами выступят Citigroup, Renaissance Capital и Sova Capital.

IBS не раскрывает, сколько денег намерена привлечь на бирже. В конце марта Reuters со ссылкой на собственные источники сообщал, что эта сумма близка к $100 млн. Деньги нужны компании на расширение линейки собственных сервисов и финансирование сделок слияний и поглощений.

В 2017 г. выручка IBS выросла на 29% до 21,4 млрд руб., сообщила компании. За это время доля в ней собственных продуктов IBS увеличилась с 14 до 22%. Треть всей выручки формируют государственные структуры, уточняет представитель IBS – им особенно интересны решения по информационной безопасности и новые технологии. Чистая прибыль в 2017 г. в 2,5 раза больше, чем годом ранее: 1,46 млрд руб.

Публичная история IBS

В конце 2005 г. акционеры IBS продали 33% акций компании частным инвесторам. Весь холдинг (тогда в него входил, помимо IBS и Luxoft, еще крупный сборщик компьютеров Depo Computers) инвесторы оценили в 2005 г. в $344 млн. Большую часть акций продал инвестиционный фонд AIG-Brunswick, который являлся акционером IBS с 1997 г.

22 февраля 2007 г. GDR (глобальные депозитарные расписки) IBS прошли листинг Франкфуртской фондовой биржи и были допущены к торгам.

До осени 2010 г. GDR торговались в секции Open Market, а затем IBS повысила уровень листинга. 9 ноября 2010 г. IBS завершила перевод GDR, торгующихся на Франкфуртской бирже, в сектор регулируемого рынка. Это обошлось компании в $1,3 млн. Основные цели перевода торгов в сегмент регулируемого рынка – повышение прозрачности холдинга и увеличение ликвидности его бумаг, говорится в сообщении. «Мы надеемся, что повышение уровня листинга существенным образом повысит доступность наших бумаг для участников рынка и позволит нам привлечь новых институциональных инвесторов», – приводились в сообщении слова основателя IBS Group Анатолия Карачинского. В сегменте регулируемого рынка Франкфуртской фондовой биржи совершается больше сделок, чем на Open Market, больше инвесторов и более строгие правила, комментировали аналитики.

В июне 2013 г. на Нью-йоркской фондовой бирже разместился офшорный разработчик софта Luxoft. Покупатели заплатили $69,6 млн за 12,5% акций. Половину этих акций продала сама Luxoft, половину – материнская IBS Group. Спустя несколько месяцев появилась информация, что IBS может провести делистинг с Франкфуртской биржи.

И правда, торги акциями IBS Group на Франкфуртской бирже прекратились 29 октября 2014 г. Бизнес IBS Group состоял из российского системного интегратора IBS и офшорного разработчика софта Luxoft. 7 ноября 2014 г. произошла конвертация акций – миноритарные акционеры IBS Group получили взамен своих бумаг акции Luxoft, а совладельцы IBS Карачинский с Мацоцким консолидировали 100% компании. Конвертация была затеяна для того, чтобы на бирже остался только бизнес Luxoft, связанный с офшорным программированием, которому мешал не столь успешный российский системный интегратор, объясняла «Ведомостям» в сентябре 2014 г. аналитик «Сбербанк CIB» Юлия Гордеева.

IT – непубличное дело

Публичные компании – редкость на российском IT-рынке. Например, о планах размещения в 2007 г. объявлял IT-холдинг Softline, но из-за кризиса 2008 г. отказался от них и вернулся к идее размещения лишь в 2014 г. Компания намерена провести IPO в течение пяти лет, говорил «Ведомостям» председатель совета директоров Softline и ее основной владелец Игорь Боровиков.

Есть и другой опыт. В 2007 г. на московской бирже разместился IT-холдинг «Армада». Он получил оценку 4,6 млрд руб. и привлек около 760 млн руб. Но в 2014 г. «Армада» оказалась в центре корпоративного скандала, на фоне которого котировки компании упали больше чем в 10 раз.

После негативного опыта с «Армадой» рынок на такое IPO может реагировать с осторожностью, сомневается руководитель одной из конкурирующих с IBS российских IT-компаний.

Более того, продолжает собеседник «Ведомостей», традиционный интеграторский бизнес инвесторам не очень понятен. Причина в краткосрочных контрактах и продаже чужих продуктов – в то время как инвесторам важна устойчивость компании. Особенно на фоне недавнего сообщения о банкротстве «Астероса» (интегратор занимал 16-е место в рейтинге IT-компаний России CNews Analytics за 2016 г. и в конце марта 2018 г. подал заявление о собственном банкротстве), указывает собеседник «Ведомостей». Однако долгие сервисные контракты и собственные продукты IT-компании, у которых хорошая доля на рынке, выглядят выигрышно, констатирует собеседник «Ведомостей». Именно их логично выводить на IPO и капитализировать.

В последние годы российский IT-рынок постоянно рос, но ему все еще не хватает совокупного масштаба, чтобы крупные игроки проводили IPO, подтверждает управляющий партнер Da Vinci Capital Олег Железко.

Российский IT-рынок сильно раздроблен, добавляет Железко. На нем работают около 200 средних компаний, из которых около 20 компаний можно оценить свыше $500 млн. На западном рынке наши крупнейшие IT-компании с такой капитализацией считались бы довольно маленькими, говорит Железко.

10 крупнейших IPO и SPO российских компаний в 2017 году

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more