Догонит ли Intel конкурентов с новым гендиректором

Пэт Гелсингер возвращается в компанию, которую рассчитывал возглавить еще более 10 лет назад
Назначенный гендиректор Intel Пэт Гелсингер /Milind Shelte / The India Today Group via Getty Images

У Пэта Гелсингера всегда была репутация бойскаута – мальчика честного, отзывчивого, обязательного, осмотрительного и основательного. Он был назван «наименее нарциссичным» из гендиректоров сотни крупнейших компаний США в исследовании 2013 г., которое провел декан австралийской Высшей школы менеджмента Маккуори Алекс Фрино (с помощью технологии анализа естественного языка он определял, как коррелируют финансовые показатели компаний с частотой использования их руководителями местоимения «я» или «мой» по сравнению с «мы», «наш»).

Но однажды Гелсингер взбунтовался против этого образа. Дело было несколько лет назад на конференции для клиентов разработчика ПО VMware в Лас-Вегасе. Гелсингер обратился к аудитории: «Я задумался, что лично я могу сделать, чтобы вывести свои обязательства (он был гендиректором VMware. – «Ведомости») на новый уровень? Я пошел в салон татуировок Bad-Ass Tattoo и...» Засучив рукав, Гелсингер продемонстрировал огромную татуировку с логотипом компании, спускавшуюся с плеча ниже локтя. И показал фотографию, как светловолосый татуировщик с косичками набивает ему тату. Собравшиеся были в восторге: вот же какой классный способ показать лояльность компании, вот какая уверенность в том, что не придется стесняться татуировки! Не выразила восхищения только жена Гелсингера.

«Это был круто, зал излучал энергию! – рассказывал Гелсингер журналу CRN Magazine. – В 21.30 я звоню жене. <...> Она не говорит: «Отличный доклад, дорогой! Как дела?» Нет, единственное, что она говорит: «Тебе лучше избавиться от этого прежде, чем мы поедем в отпуск».

К счастью для личной жизни Гелсингера – и в подтверждение его бойскаутского имиджа, – оказалось, что он оставил себе пути к отступлению. Татуировка была временной, а фото – постановочным. К отпуску от нее не осталось и следа, брак был спасен. Заодно не возникло неловкой ситуации, когда Гелсингер решил сменить работу.

15 февраля он сменит Боба Свона в кресле гендиректора Intel. Это возвращение блудного сына. 59-летний Гелсингер 30 лет строил головокружительную карьеру в Intel, однако ему никак не удавалось добиться поста гендиректора. В 2009 г. он покинул компанию.

Сейчас столь желанный когда-то пост явно не синекура. У Intel множество проблем.

Когда нужны нарциссы

Декан Высшей школы менеджмента Маккуори в Сиднее Алекс Фрино проанализировал в своем исследовании ежеквартальные отчеты о прибылях и убытках 100 крупнейших компаний США вместе с выступлениями их гендиректоров на телеконференциях, посвященных финансовой деятельности. В речах его интересовало, как часто руководители используют «я», «мой», «мы» и «наши». Таким образом он смог составить «рейтинг скромности» гендиректоров. Меньше всего нарциссизма проявили Пэт Гелсингер (на тот момент возглавлявший VMware), Грегг Штайнхафель из Target и Омар Ишрак из Medtronic. Фрино уверял, что акции компаний с наименее самовлюбленными руководителями дорожают быстрее, чем с лидерами-нарциссами. Но оговаривался, что проводил наблюдения, когда экономическая ситуация в мире оставляла желать лучшего. «Когда рынок растет, нарцисс может оказаться очень вдохновляющим. Такой человек умеет рисковать, – говорил он The Washington Post (ссылаясь в подтверждение на статью Майкла Маккоби о нарциссизме в Harvard Business Review 2000 г.). – Но в трудные времена нужен кто-то осторожный».

Intel никак не наверстает собственный график по выпуску более мощных процессоров, между тем его долю откусывают конкуренты – прежде всего AMD и Nvidia, причем последняя осенью прошлого года объявила о поглощении за $40 млрд производителя чипов ARM. Крупные клиенты, например Apple, переходят от закупок на стороне к собственному производству процессоров, Amazon и Google также разрабатывают свои серверные процессоры. Полгода назад все эти неприятности уже стоили должности второму человеку в Intel – совет директоров уволил технического директора Мёрти Рендучинталу. Теперь пришла очередь Свона. Но, как предупреждает Fortune, многие проблемы Intel трудно исправить быстрее чем года за три, так что Гелсингер мало что сможет сделать, чтобы наглядно продемонстрировать плоды своей работы уже в ближайшем будущем.

От фермы к компьютеру

Гелсингер вырос на ферме в штате Пенсильвания, где его семья разводила молочных коров, свиней, растила сою и сорго. Он привык вставать в пять утра, чтобы, как он говорил Forbes, «немедленно приступить к пыльному трудовому дню и постараться, чтобы за весь этот день тебя не пнуло ни одно животное». Ни у кого из его предков не было образования выше восьми классов. Но родители буквально принуждали его ходить в школу и хорошо учиться.

Гелсингер оказался способным малым, особенно в сфере естественных наук. В старших классах он считал себя умным мальчишкой и переживал, что водится не с теми детьми и, похоже, в будущем так и останется пахать на ферме. Все изменилось, когда Гелсингер принял участие в тестировании, устроенном Техническим институтом Линкольна. Результаты позволили ему поступить туда со стипендией. В институте он и познакомился с компьютерами. К 18 годам, отводя на сон не больше пяти часов в сутки, Гелсингер получил сразу два диплома: средней школы и Технического института Линкольна.

Лучшим выпускникам института назначал интервью рекрутер из калифорнийской компании Intel. Так в 1979 г. 18-летний Гелсингер впервые сел на самолет и улетел в Кремниевую долину, чтобы работать на эту корпорацию. Он начал с должности технического специалиста по контролю качества, но, как писал Forbes, быстро захотел «оказаться по ту сторону стола – стать инженером, который решает, что делать, а не техником, который выполняет черновую работу». У Intel был гибкий график и щедрая программа помощи в получении образования. Так что в 1983 г. Гелсингер получил диплом бакалавра в Университете Санта-Клары, а через два года – степень магистра в Стэнфордском университете, и все это без отрыва от производства.

Гелсингер привлек внимание Энди Гроува, одного из основателей Intel, когда работал в начале 1980-х гг. над 386-м процессором. Гроув позвонил Гелсингеру и начал расспрашивать, чего тот хочет в будущем от работы в компании. Гелсингер был так ошеломлен, что с трудом выдавил из себя нечто невразумительное. «Это паршивые ответы, – резюмировал Гроув. – Если найдешь получше, приходи через две недели ко мне в офис». Гелсингер отыскал нужные слова и во второй половине 1980-х, когда ему не было еще и 30 лет, сделался главным архитектором процессора Intel 486.

Путь к мечте

«Всю жизнь я твердил, что нужно делать две вещи снова и снова, чтобы сделать отличную карьеру, – рассказывал Гелсингер Times of India. – Будьте успешны в том, что вы делаете сегодня, даже если вам не нравится ваш начальник. И развивайте навыки, которые вам пригодятся для следующей работы».

В какой-то момент Гелсингер понял, что его следующая работа вряд ли будет в Intel. В 2001 г. 40-летний специалист был назначен первым в истории Intel техническим директором компании, и на этом его карьера застопорилась. Когда в 2005 г. гендиректор Intel Крэйг Барретт покинул пост, Гелсингера не назначили ему на смену. Выбор пал на другого ветерана компании, Пола Отеллини. Гелсингер стал опасаться, что ему никогда не вырваться из гетто технологического менеджмента.

Поэтому в 2009 г. он перешел на работу к производителю систем хранения данных EMC на должность операционного директора и президента и переехал в Бостон (Массачусетс). Сманили его в том числе перспективой когда-нибудь возглавить компанию. Гелсингер попросил и получил разрешение присутствовать на заседаниях совета директоров EMC и выбрать двух директоров себе в наставники. Одним из учителей он попросить стать соучредителя EMC Джека Игана. «Мы компания Восточного побережья. Вам нужно одеваться так, как будто вы работаете в компании Восточного побережья» – таков был один из первых советов Игана, рассказывал Гелсингер Forbes. Тем же вечером они с женой пошли в магазин Nordstrom и полностью сменили его гардероб.

Почему многие талантливые и умные люди застревают на каком-то этапе карьеры? «Если вы спросите 10 человек, хотят ли они сделать себя лучше, восемь ответят «да», – объяснял Гелсингер Forbes. – Но только двое займутся делом. Большинству людей, процентам 60 из нас, не хватает ноу-хау, энергии или дисциплины, чтобы двигаться вперед. Если вы действительно этого хотите, ответ представляется очевидным: найдите цель, поставьте задачу, поддерживайте себя в хорошей форме и ищите наставников, которые будут неустанно вас контролировать».

Intel

Производитель микропроцессоров
Акционеры (данные Refinitiv): почти все акции в свободном обращении, крупнейшие инвесторы – Vanguard Group (8,61%), Blackrock (5,36%).
Капитализация – $224,3 млрд.
Финансовые показатели (финансовый год, закончившийся 26 декабря 2020 г.):
выручка – $77,9 млрд,
чистая прибыль – $20,9 млрд.

Основана в 1968 г. американцами Бобом Нойсом и Гордоном Муром, штаб-квартира расположена в г. Санта-Клара (Калифорния, США). Разрабатывает и производит микропроцессоры, а также оборудование для персональных компьютеров, сетевые, коммуникационные и программные продукты. Является разработчиком первого в мире программируемого микропроцессора (Intel 4004, появился в ноябре 1971 г.).

Иган дал еще один совет. «Он сказал: «Ты недостаточно разбираешься в корпоративных финансах, чтобы управлять компанией», – вспоминал Гелсингер в интервью Times of India. – Гендиректор EMC Джозеф Туччи дал мне личного тренера по корпоративным финансам. Им стал профессор Колумбийского университета, и каждые четыре недели я встречался с ним лично. Мы с женой отправились в отпуск в путешествие по Северной Европе. Она читала какую-то книгу, а я – 1000-страничный учебник по корпоративным финансам. Ей очень нравилось ее чтиво, мне мое тоже. Она называла меня сумасшедшим».

Усилия принесли плоды. В 2012 г. освободился пост гендиректора «дочки» EMC – компании VMware, занимавшейся дата-центрами, облаками и виртуализацией рабочих мест. Возглавить ее поручили Гелсингеру, который ради этого вернулся обратно в Кремниевую долину.

От конкуренции к дружбе

«Пять лет назад я стоял на этой сцене и говорил: «Если ты пользуешься услугами Amazon, ты глуп». А [гендиректор подразделения облачных вычислений Amazon Web Services (AWS) Энди] Ясси выходил на сцену и говорил: «Если ты сам управляешь центром обработки данных, ты туп». И вот теперь мы обнимаемся на сцене конференции AWS re:Invent и объявляем о совместном будущем», – рассказывал Гелсингер в интервью CRN два года назад.

Таков был итог долгих лет проб и ошибок. «Когда я вступил в должность [гендиректора VMware], я опросил 100 руководителей компании. 99 из 100 заявили, что нам нужно не распыляться, а больше фокусироваться. Итак, я обозначил наши основные направления. Мы продали пять бизнесов, сократили численность персонала более чем на 1000 человек в ходе первой в истории компании реструктуризации», – говорил Гелсингер Times of India.

Сначала борьба шла в сфере облачных вычислений. Amazon призывала компании отказаться от собственных центров обработки данных и перейти в ее облако. Гелсингер пытался делать все с точностью до наоборот. Затем VMware решила создать собственный облачный сервис, но и эта затея провалилась. Сервис продали в 2017 г. компании OVH. В конце концов Гелсингер полностью изменил стратегию, заключив партнерство с сервисами Amazon и Microsoft и создав программное обеспечение, которое помогало клиентам переходить в облако.

Поскольку компании все чаще используют продукты нескольких фирм, многие технологические гиганты делают свои продукты совместимыми с конкурирующими сервисами, опасаясь потери продаж, объяснял Fortune. «Проще говоря, клиенты просят нас делать больше вместе», – говорил Гелсингер в 2019 г. в интервью этому журналу.

Слово технаря

«Для меня всегда важно было оставаться технарем, потому что я считаю, что технологические компании должны возглавляться техническими специалистами, – говорил Гелсингер Times of India. – Когда во главе Apple стоял бизнесмен Джон Скалли, она была не так успешна, как когда ее возглавляли технари. Я не думаю, что технологической компанией можно управлять через призму таблиц с [бизнес-показателями]. Технологические решения отличаются от бизнес-решений».

Несколько лет назад Гелсингер со своими мозгами технаря выдумал аббревиатуру, которая отражает самые важные тенденции нашего времени. SOMOCLOBAT – такое слово может полюбить только инженер, отмечает Fortune. Расшифровывается это как «социальные, мобильные, облачные данные и аналитика больших данных» (ocial, mobile, cloud, big analytical data – буква D в конце отсутствует, видимо, чтобы не получилось слово bad, т. е. «плохой»). Инженерное мышление новоиспеченного гендиректора очень пригодится Intel, считает Fortune.

По мнению Forbes, есть еще один фактор успеха Гелсингера и он не стесняется открыто говорить о нем. Последние годы он работал в очень светской части США. В районе залива Сан-Франциско 61% взрослых не посещает церковь регулярно. Гелсингер выделяется на этом фоне как набожный христианин. По его словам, религиозное воспитание помогло ему справиться с трудностями корпоративного мира. «Мой любимый библейский стих и руководящий принцип – это послание к колоссянам, глава 3, стих 23: «И всё, что делаете, делайте от души, как для Господа, а не для человеков», – рассказывал он Forbes. – Я могу быть выбит из колеи на собрании совета директоров или во время переговоров по продажам, но на следующий день вернусь, полный радости и решимости, чтобы начать все заново». Со своей женой Линдой, кстати, он познакомился как раз на церковной службе, когда впервые приехал в Кремниевую долину.