Как «Роснефть» насчитала 3 млрд рублей ущерба от статьи в РБК

По мнению оценщиков, статья создает риск снижения деловой стоимости «Роснефти» из-за потенциального ухода BP

В конце сентября «Роснефть» через суд потребовала взыскать с медиахолдинга РБК и трех его журналистов - Тимофея Дзядко, Людмилы Подобедовой и Максима Товкайло – более 3,1 млрд руб. в качестве компенсации за ущерб деловой репутации, якобы нанесенный статьей этих журналистов. «Ведомостям» стало известно, как была рассчитана эта сумма. Оценка изложена в «кратких выводах» Центра профессиональной оценки (ЦПО), переданных представителями «Роснефти» суду. «Ведомости» ознакомились с этим документом. Представитель РБК подтвердил его подлинность. Частично документ также выложен на сайте Slon.ru.

Предмет иска – статья «Сечин попросил правительство защитить «Роснефть» от BP», опубликованная в газете РБК в апреле 2016 г., а также телепередача на канале РБК, основанная на этой статье. Авторы статьи утверждали, что одним из условий продажи приватизируемого пакета было требование, чтобы покупатель не заключал акционерное соглашение с BP, владеющей 19,75% «Роснефти». «Роснефть» назвала статью «ложной», заявив, что она «представляет собой ни на чем не основанные фантазии журналистов или их так называемых источников», и потребовала опровержения (заявление компании опубликовано на ее сайте 11 апреля). Вначале истец не заявлял материальных претензий, но в конце сентября представитель «Роснефти» заявил в суде о требованиях на 3,1 млрд руб.

Как следует из «кратких выводов» ЦПО, возможный ущерб деловой репутации компании связан прежде всего с «потенциальной потерей крупнейшего контрагента». Единственный контрагент, упомянутый в этом документе, - нефтяная компания BP.

Чтобы подсчитать ущерб «Роснефти» от потери BP как партнера, специалисты ЦПО оценили влияние этого потенциального риска на ставку дисконтирования (используется для расчета будущих денежных потоков компании). Здесь они использовали такие стандартные показатели для анализа, как премия за риск инвестирования, страновой риск и т. д., но повысили «премию за специфический риск» за счет «дополнительного риска» (то есть потери контрагента). Для расчета этого дополнительного риска ЦПО использовал две ставки - 0,007 и 0,045%. Почему использованы именно эти значения, в документе не объясняется. Применив эти ставки к стоимости инвестированного и собственного капитала, а также к гудвиллу компании, ЦПО заключил, что «минимальное снижение стоимости деловой репутации может составить не менее 3,12 млрд руб.», а максимальное - 20,2 млрд руб.

ЦПО также исследовал сценарий снижения уровня капитализации «Роснефти» из-за публикаций РБК, следует из документа. Выводов о том, повлияли ли статья и передача на котировки нефтяной компании, в документе нет. Также в нем нет утверждения, что «Роснефть» после публикации испытала какие-либо трудности в отношениях с контрагентами, в том числе с BP. В «кратких выводах» также нет утверждения, что репутация «Роснефти» пострадала. ЦПО лишь оценил «потенциальные потери» нефтяного гиганта. Шесть аналитиков и экспертов отказались комментировать оценку ущерба «Роснефти».

Компенсация в 3,1 млрд руб. за ущерб деловой репутации - рекордная сумма в российской практике.

Неаудированная выручка холдинга РБК по МСФО за первую половину 2016 г. составила 2,4 млрд руб. (+15% к уровню годом ранее). Операционная прибыль – 56 млн руб., а годом ранее у холдинга был операционный убыток в 184 млн руб. Оценка гудвилла «Роснефти» до и после публикации РБК в отчетах компании не менялась: 227 млрд руб. на конец 2015 г. и на 30 июня 2016 г. (в отчете за I квартал гудвилл не указан).

Представитель BP отказался от комментариев по существу. Он добавил, что компания заинтересована в развитии сотрудничества и взаимодействия с «Роснефтью» как на корпоративном уровне, так и путем реализации совместных проектов. Представитель «Роснефти» отказался от комментариев. Связаться с представителем ЦПО в пятницу вечером не удалось.

BP владеет 19,75% «Роснефти», кроме того, компании сотрудничают в добычных проектах. В декабре прошлого года BP выкупила у «Роснефти» 20% в «Таас-Юрях нефтегазодобыче» за $750 млн. Летом, то есть после статьи в РБК, «Роснефть» и BP объявили о новом проекте - СП «Ермак», где BP получит долю в 49%. СП займется геологоразведкой в Западной Сибири и бассейне Енисей - Хатанга. ВР выделит для этого до $300 млн, «Роснефть» внесет в капитал лицензии на разработку месторождений.

Понятие «убытки» состоит из двух вещей — реальный ущерб и упущенная выгода, иск «Роснефти» ни под одно из определений не подходит, так как компания пытается взыскать деньги за возникший риск ущерба, говорит партнер «Юков и партнеры» Марк Каретин.