Россиянам предложат альтернативную пенсию

ЦБ и Минфин придумали замену замороженным пенсионным взносам

Центробанк и Минфин разработали замену государственной накопительной системе: добровольные взносы работника с соплатежом работодателя и участием бюджета.

Новая концепция «индивидуального пенсионного капитала» (ИПК) призвана заменить накопительные взносы в действующей системе обязательного пенсионного страхования. Формирование пенсионных накоплений в нынешнем формате не возобновится, объявил министр финансов Антон Силуанов на Финансовом форуме Минфина: «В этом и следующем году мы вместе с ЦБ будем прорабатывать и обсуждать новую добровольную систему накоплений для граждан». Без накопительного элемента обеспечить людям достойную пенсию будет сложно, сказала председатель ЦБ Эльвира Набиуллина.

Предполагается, что новая система может начать работу не ранее 2019 г. Этой осенью после обсуждения с экспертным сообществом концепция новой накопительной системы будет направлена в правительство, сообщил зампред ЦБ Владимир Чистюхин. На Финансовом форуме Минфин впервые устроил публичное обсуждение новой системы, посвятив ей отдельную сессию.

Система капитала

Государственная пенсия останется полностью солидарной: весь уплачиваемый работодателем в ПФР пенсионный взнос – сейчас 22% от зарплат – направится в распределительную систему. Взносы в ИПК будут взиматься с зарплаты самого работника.

Всех граждан к системе ИПК подключат автоматически, по умолчанию установив размер взноса в 0%. В течение переходного периода (предположительно двухлетнего) работник может сам определить размер своего взноса, этот размер не ограничен. У тех, кто не определится сам, взнос начнет автоматически повышаться на 1 п. п. в год, пока не достигнет 6%. При этом работник может в любой момент приостановить уплату – в системе ИПК есть понятие «каникул» продолжительностью до пяти лет. Однако «каникулы» можно продлевать при желании всю жизнь. Можно периодически менять и сам размер взноса – как увеличивать, так и уменьшать.

За уплату взносов в ИПК работники получат налоговую льготу – вычет по НДФЛ, но ограниченного размера: до 6% от заработка. Работодатель тоже получит льготу, сэкономив на взносах в социальные фонды. В одном из вариантов системы ИПК предполагалось, что на сумму уплаченного работником накопительного взноса уменьшится база для начисления взносов в ПФР и половину сэкономленного работодатель перечислит в ИПК работника в качестве соплатежа. Например, при взносе в ИПК в 6% НДФЛ не будет взиматься с каждых 6 руб. из 100 руб., а работодатель будет уплачивать страховые социальные взносы с 94 руб. из 100.

Однако с размером льготы для работодателя Минфин пока не определился, говорит Моисеев, и это будет «однозначно меньше 6%». Минфину бы хотелось, чтобы у работодателя тоже была какая-то мотивация поддержать накопления, пояснил он. Но такая льгота ведет к сокращению поступлений в ПФР. Социальный блок на это никогда не пойдет, уверен руководитель аппарата Счетной палаты Юрий Воронин – бывший замминистра соцразвития, курировавший пенсионную систему: «В льготе для работодателя вообще нет смысла – он-то тут при чем? Льгота должна быть для работника». Работодателя тоже нужно заинтересовать, но вопрос льготы, возможно, нужно проработать, согласился первый зампред ЦБ Владимир Чистюхин.

Средства ИПК будут собственностью граждан. «Взносы идут из дохода самого гражданина при его полном волеизъявлении, и взаимоотношения у него возникают только с НПФ – в этом смысле система ничем не отличается от банковского вклада: гражданин вложил средства – гражданин вправе требовать, чтобы они были возвращены», – сравнил Чистюхин. На ИПК будет перенесена нынешняя система гарантирования накоплений. Наряду с налоговой льготой это станет еще одним стимулом для накоплений, считает Чистюхин.

Граждане смогут забрать накопленное досрочно: до 20% - за пять лет до выхода на пенсию и до 100% – в любой момент при определенных случаях, например если возникнут проблемы со здоровьем, в том числе у родственников, и понадобятся средства на лечение.

Куда деть накопленное

Спорный момент – что делать с уже накопленным. Из новой системы накоплений исключаются ПФР и управляющие компании. Поэтому все нынешние накопления граждан перейдут в их ИПК автоматически в том случае, если сейчас этими средствами управляют НПФ. Накопления, находящиеся в ВЭБе или частных УК, т. е. под управлением ПФР, спустя два переходных года будут аннулированы и конвертированы в пенсионные баллы страховой части будущей пенсии гражданина, если он за эти два года не заявит о своем желании участвовать в системе ИПК (если заявит – накопленное переведут в выбранный им НПФ), рассказал, представляя концепцию, Моисеев. Такая опция необходима для симметрии, объяснил он: если есть автоматический перевод накоплений в ИПК, то должен быть и их автоматический перевод в страховую часть.

Но это несправедливо по отношению к тем из граждан, кто сознательно выбирал ВЭБ или частные УК, а также и к нынешним «молчунам» и гражданам старше 1967 г. р., которым с 2004 г. накопительные взносы отменили, заметил Воронин: «Например, я когда-то выбрал частную УК, потом меня исключили из этой системы, но мои деньги там продолжают находиться. Я не хотел бы, чтобы эти накопления были переведены в баллы – я хотел бы получить их в виде единовременной суммы при выходе на пенсию. Почему меня этой опции лишают?» Экс-министр финансов Алексей Кудрин тоже считает, что вопрос о конвертации уже накопленного в баллы требуется серьезно продумать. Цель же такой опции вполне понятна, сказал он: в пенсионной системе дефицит, и этими средствами его частично закроют. Но новость о том, что накопления «молчунов» будут переведены в баллы, может вызвать новую волну перехода граждан в НПФ, предвидит президент НАПФ Константин Угрюмов.

«Взять и все бухнуть в баллы тоже неправильно, поэтому Воронин, может быть, и прав», – согласился после дискуссии Моисеев. «Будем обсуждать это с социальным блоком, потому что он всегда говорит, что не должно быть преференций для выбора одной или другой системы», – добавил он. Перевести накопления в НПФ из частных УК по итогам обсуждения на форуме Минфин и ЦБ уже почти согласились. Но перевод средств в НПФ из ВЭБа – а это почти половина всех пенсионных накоплений – приведет к необходимости продажи госбумаг. В них размещено порядка 40% пенсионных накоплений, находящихся под управлением ВЭБа. Продажа может быть растянута во времени, а может быть, ВЭБ и останется в новой накопительной системе, предположил Моисеев: «Просто это вопрос, который трудно было решить в рамках узкого обсуждения между ЦБ и Минфином».

Остается нерешенным и вопрос, кто будет администрировать взносы в ИПК. ПФР попросил не рассматривать его в этой роли, сказал Моисеев. Вариант Минфина, в котором он не уверен, – создание центрального администратора, однако расходы на его содержание придется оплачивать самим будущим пенсионерам. Еще один вариант – возложить эту функцию на ФНС.

По итогам 2015 г. накопления в НПФ держат 31 млн граждан, это почти половина экономически активного населения страны и более половины всех застрахованных (людей 1967 г. р. и моложе). Всего накопительные счета есть у 81 млн человек. К концу I квартала 2016 г. НПФ впервые обошли ВЭБ по объему накоплений – он достиг 2 трлн руб. против 1,8 трлн руб. у ВЭБа. В частных УК находятся накопления 0,5 млн граждан общим объемом 39 млрд руб.

Средний накопительный счет в НПФ, по расчетам «Пенсионных и актуарных консультаций», в 2015 г. составил 63 000 руб., в частных УК – 81 000 руб., в ВЭБе – 36 000 руб.

Неправильная развилка

Реформа пенсионных накоплений полностью избавляет их от последствий «родовой травмы» – в составе государственной пенсионной системы накопительная часть была изначально обречена, поскольку являлась заложником проблем распределительной части, заключает Воронин. ИПК все расставляет на свои места, одобряет он: «Огромное преимущество в том, что пенсионные накопления наконец-то будут формироваться не из взносов работодателей, которых не хватает на пенсионную систему. Накопления во всем мире формируются не из денег работодателей, а из денег граждан».

Последние три года пенсионные накопления россиян не пополняются из-за нехватки бюджетных доходов. Накопительный взнос – 6 п. п. из уплачиваемых работодателем в ПФР 22% - не мог расходоваться на выплату текущих пенсий, нехватку Пенсионному фонду восполнял федеральный бюджет. С 2014 г. все 22% взноса поступают в солидарную часть пенсий, сэкономив бюджету около 1 трлн руб. Проектировки бюджета на 2017-2019 гг. не предусматривают размораживания накопительных взносов и соответствующего трансферта ПФР.

Но идею ИПК поддерживают не все. Против – Минэкономразвития: оно настаивает на сохранении накопительной системы в ее нынешнем виде и предлагает с 2017 г. постепенно отменять мораторий на накопительные взносы, начав со взноса в 1%, рассказал замминистра Олег Фомичев. По его словам, министерство предложит это Минфину, пока еще готовится бюджет на 2017-2019 гг. Предлагаемый ЦБ и Минфином ИПК – не альтернатива нынешней накопительной системе, считает он: во-первых, это нагрузка на зарплаты, во-вторых – добровольность не сможет обеспечить сколько-нибудь значимого охвата населения, пример чему система НПО (корпоративных и личных пенсионных планов), число участников которой в последние годы застыло на отметке около 6 млн.

Такая развилка – либо ИПК, либо отказ от накопительной системы – неправильная, убежден и глава АНПФ Сергей Беляков. Граждане копить не станут, считает он. Во-первых, у них мало денег: возможность откладывать возникает при заработке от 50 000 руб., а средний по стране – чуть выше 30 000 руб. Нельзя заставить нести деньги, которых нет, говорит Беляков. Во-вторых, даже если деньги у людей и были бы, то их будет сложно убедить, что копить с помощью ИПК лучше, чем, например, просто на депозитах, полагает Беляков: «Историческая память говорит, что это сомнительное предложение – доверять деньги государству, которое дискредитирует здесь и сейчас институт профессиональных участников пенсионного рынка и пенсионную систему в принципе». Люди ничего от государства не ждут и не верят ему, считает он. Необходимо сохранить существующую накопительную систему и отменить мораторий, согласен он с Фомичевым. И упрекает Минфин за «измену»: «Оказывается, у нас оппоненты не только социальный блок, как мы считали. Если бы я был Минфином, то внес бы в проектировках бюджета трансферт [на компенсацию ПФР выпадающих доходов от накопительных взносов] и отстаивал бы его».

Раз уж Минфин и ЦБ презентуют новую накопительную систему и практически перестали защищать действующую, которая еще не отменена, – это приговор, заключил Кудрин: «Надо исходить из того, что действующая система уже не имеет перспектив». Однако отказ от нее – это стратегический просчет и большая ошибка, уверен он, и отказ этот не вполне обоснован. Она обеспечивала серьезный объем накоплений и охватывала почти всех граждан. При переходе к ИПК большинство «потеряется», считает Кудрин: люди, чей доход ниже трех прожиточных минимумов, имеют ресурс только на текущее потрбление, а таких примерно 60%. В итоге накопительной системой будет охвачено лишь около трети граждан и то если работодатель не отговорит, полагает Кудрин.

Если предложить работодателям самим уплачивать взносы в разные НПФ – это колоссальная административная нагрузка и они сделают все, чтобы работников от участия в этой системе отговорить, убежден Угрюмов. Но, в отличие от Белякова, концепцию ИПК он поддерживает: «Выглядит разумно, логично, последовательно, но давайте обсуждать детали».

Гражданам с низким доходом копить, может быть, и необязательно – их вполне устроит страховая пенсия, либо же для мотивации их участия в ИПК нужно давать не льготу по НДФЛ, а полностью освобождать от уплаты этого налога людей с определенным доходом, считает Воронин.

Преимущество новой накопительной системы – она позволяет обеспечить достойную пенсию среднему классу, отметила на форуме Набиуллина: прежняя система этого не позволяла.

«Выйдя на пенсию, я получила $8000, сама удивилась», – поделилась результатами работы накопительной пенсионной системы Казахстана ответственный секретарь казахстанского минфина Наталья Коржова. Накопления в Казахстане обязательны, взнос с заработка работника – 10%. Только начав получать выплаты, люди вошли во вкус, рассказала она: на это потребовалось 10 лет. Теперь у Казахстана другая проблема, поделилась Коржова: «Мы накопили. Проблема – куда размещать».