Правительство утвердило положение проектного офиса

Теперь главное – избежать конфликта между министерствами

В четверг, 13 октября, на заседании правительства в Горках было утверждено положение проектного офиса. Об этом сообщается на сайте правительства.

Направления проектного подхода

По проектному подходу предусмотрено девять направлений, на каждое из них ожидается дополнительное финансирование. На здравоохранение – 220 млн руб., на образование – 14,2 млрд руб., на ипотеку и арендное жилье – 10 млрд руб., на ЖКХ и городскую среду – 5 млрд руб., на международную кооперацию и экспорт – 16,1 млрд руб., на экологию – 20,1 млрд руб., следует из пояснительной записки к закону о бюджете. Есть еще направления «малый бизнес» и «безопасные и качественные дороги», но на эти направления дополнительных денег не потребуется.

Проектный офис в правительстве создается с весны этого года, но его создание столкнулось с трудностями. Проектный подход изменяет сегодняшний принцип управления, а также процедуру согласования и усиливает аппарат правительства - министрам этом не нравилось. Положение могли утвердить еще в начале сентября, но это решение долго откладывалось. Серьезные вопросы к положению были и у руководителя аппарата правительства Сергея Приходько, рассказывал «Ведомостям» федеральный чиновник, участвующий в обсуждениях, – слишком революционным показался новый подход.

Документ делится на две части - «положение об организации проектной деятельности в правительстве» и «функциональная структура системы управления проектной деятельностью». В первом документе описаны организационная структура, основные действующие лица, процедуры инициирования приоритетных проектов. Подробно описано, что должно входить в паспорт приоритетного проекта. Также жестко прописаны сроки, чтобы проекты не «волокитили», объясняет чиновник, вовлеченный в работу проектного офиса. Так, после того как проектный офис получил предложение от министерства, его регистрация по проектному управлению должна занимать пять дней. Если по проекту есть замечания, потенциальный заказчик в течение 15 дней должен доработать предложения.

Список основных действующих лиц в проекте расширился по сравнению с летом. Раньше это были три звена: функциональный заказчик (министерство), куратор (вице-премьер), руководитель проекта. Теперь к этому добавились еще «старшее должностное лицо» проекта (СДЛ) и его администратор. Первый находится между куратором и руководителем проекта, он оказывает содействие, дает консультации. Его задача – увеличить вес проекта: если, к примеру, проектом руководит директор департамента, то роль СДЛ может играть замминистра. Администратор проекта отвечает за организационно-техническое обеспечение, в чем-то это аналог ответственного секретаря.

Кто будет руководить проектом – это один из камней преткновения. Сотрудники проектного офиса хотят видеть в этой роли не министров, а заместителей министров или директоров департамента. Некоторым министрам не нравился такой подход: получалось, что директору департамента, возглавляющему проектный офис, могут подчиняться люди, старшие его по должности. В самом положении не прописано, кем может быть руководитель, но пока консенсус в том, что роль руководителя проекта может играть и не самый высокопоставленный чиновник, рассказывает участник обсуждения: у этого чиновника, в отличие от министра, должно быть достаточно времени на проект. При этом не обязательно это будет чиновник – например, руководителем проектной группы по экспортному направлению уже предварительно назначен Михаил Фрадков, указывает чиновник. С середины 2017 г. будут вводиться требования к руководителю проекта, рассказывает один из чиновников: опыт, квалификация; не исключено, что некоторым руководителям проектов придется пройти обучение. В том числе для этого при проектном офисе будет действовать центр компетенций на базе РАНХиГС: он будет проводить обучение людей в министерствах и в регионах.

Еще один новый важный момент – никакой процедуры ОРВ (оценки регулирующего воздействия) документы, утвержденные на проектной группе, проходить не будут. Это вызывало опасения у бизнеса – руководитель РСПП Александр Шохин предлагал сделать хотя бы укороченную процедуру. Но чиновники проектного офиса считают, что бизнес и так достаточно вовлечен в проекты. Для этого есть общественно-деловой совет, который взаимодействует с куратором, и экспертные группы, которые участвуют в проекте на постоянной основе. Если вдруг что-то идет не так и проект начинает оказывать негативное воздействие на бизнес, его представители могут инициировать изменения проекта. Такое участие гораздо лучше процедуры ОРВ, когда бизнес пытается отбить уже по факту разработанный проект, подчеркивает чиновник, близкий к проектному офису.

Сейчас основной вопрос, из-за которого проектный подход может не «полететь», – как чиновнику совместить подчинение двум начальникам - непосредственно своему министру и руководителю проекта, беспокоится высокопоставленный чиновник. Это может потенциально вызвать конфликты. Кроме того, это еще и дополнительная нагрузка на чиновников, которые и так очень нагружены, добавляет он.

Наоборот, жизнь чиновников может упроститься, возражает чиновник, участвующий в проектном офисе: сейчас прорабатывается возможность снять дублирующие поручения, тогда вместо отдельного отчета по каждому поручению будет один отчет по проекту. В идеальной ситуации все отчеты будут сдаваться в автоматизированном виде, без бумаги, добавляет чиновник. Ответственность чиновников, конечно, тоже повысится, продолжает чиновник, потому что, если на заседании проектного комитета та или иная позиция была согласована представителем ведомства, это считается согласованием со стороны этого ведомства. Но никто не покушается на суверенитет министерств, обещает он.

В Белгороде проектный подход действует с 2010 г., конфликт между министрами бывает только поначалу, а потом появляется понимание, что это взаимовыгодное сотрудничество, говорит начальник управления проектно-аналитической работы в Белгородской области Ирина Кирилова: «К примеру, я, министр, решаю отпустить своего сотрудника на работу над проектом в другом министерстве, но я понимаю, что потом я людей из этого министерства привлеку уже на другой проект». К тому же сотрудник может и не отвлекаться в рабочее время на проект, он может делать это в ночное время или во время отпуска, продолжает Кирилова: «Люди на это действительно идут. Их мотивация: участвовать в проекте - это почетно, это признание твоих экспертных качеств, это также возможность засветиться и получить возможность карьерного роста». Главное в проектном подходе – делать упор на повышение самооценки чиновников, советует Кирилова.

Действительно, горизонтальный подход часто трудно совместить с вертикальным, говорит руководитель АСИ Андрей Никитин: «Когда мы занимаемся улучшением инвестклимата в регионах, приходится налаживать взаимодействия терорганов ФОИВов, региональных и муниципальных властей, часто это очень сложно делать». Для этого проводится обучение чиновников навыкам soft-skills (работа в команде, проектное управление) на базе РАНХиГС, продолжает Никитин: «Надо обучать людей, само по себе горизонтальное управление не появится».

Что касается отказа от ОРВ, то тут бизнесу можно пойти на уступку, считает Никитин: подобная практика вовлечения бизнеса на ранних этапах была при разработке Национальной предпринимательской инициативы. Документы, вышедшие из рабочих групп, также не проходили ОРВ. «Тут важно, чтобы бизнес действительно привлекался, а не только на словах, если этого не будет, мы выйдем с предложением скорректировать работу с бизнесом над проектами», - обещает Никитин.

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать