Статья опубликована в № 4208 от 22.11.2016 под заголовком: Разные стороны Трампа

Трампу предстоит выбор между кнутом и пряником

Взгляды его советников на экономику сильно различаются

Экономические советники избранного президента США Дональда Трампа разбились на два лагеря: тех, кто считает, что для американской экономики полезнее будет кнут, и тех, кто уверен, что пряник лучше.

Одна группа, влияние которой, по-видимому, росло в заключительные недели кампании, полагает, что главной целью должно быть сокращение дефицита торгового баланса США. Кнут – повышение импортных тарифов для торговых партнеров США и налогов для компаний, перемещающих рабочие места за границу, – критически важен, чтобы прекратить снижение доходов среднего класса в США, длящееся уже 15 лет.

В другом лагере, в него входят многие опытные представители переходной команды Трампа, – сторонники теории предложения, т. е. стимулирования экономического роста за счет снижения барьеров для производства. Они считают, что пряники – снижение бюрократических барьеров и налогов для привлечения бизнеса в США – ускорят экономику и необходимость в протекционизме исчезнет.

Предстоящие недели, когда будут сделаны назначения в Белом доме, приобретают еще большее значение для рынков и бизнеса, потому что Трамп прежде не занимал выборных должностей и не выработал последовательной идеологии во время президентской гонки.

Трамп возлагал ответственность за потерю рабочих мест в США на неудачные торговые соглашения и обещал изменить условия или расторгнуть соглашение о свободной торговле между США, Канадой и Мексикой (NAFTA). Также он выступал против заключенного в 2015 г., но еще не ратифицированного США соглашения о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП). Избранный вице-президент Майк Пенс сначала поддерживал ТТП и другие торговые соглашения, но, после того как Трамп предложил ему пост вице-президента, переменил мнение. Дэвид Мэлпасс, отвечающий у Трампа за экономику, в прошлом главный экономист инвестбанка Bear Stearns, а также бывший работник NAFTA в госдепартаменте, отказался от комментариев. Другие советники Трампа отрицают разногласия.

Как будет действовать Трамп – как республиканец, снижающий налоги и смягчающий регулирование, или как популист, повышающий импортные пошлины и налоги для компаний, которые перемещают рабочие места за границу, – зависит не только от назначений. Не меньшее влияние могут оказать директор национального экономического совета и председатель комитета экономических советников.

До сих пор консенсус двух лагерей в вопросе о необходимости cнизить налоги и смягчить регулирование позволял им скрыть более серьезные разногласия.

Как утверждают представители обоих лагерей, самым влиятельным экономическим консультантом Трампа стал сенатор Джефф Сешнс, давний сторонник ужесточения торговой и иммиграционной политики. В пятницу Трамп заявил, что номинирует его на пост генерального прокурора. Также в заключительные недели кампании речи Трампа отражали взгляды советников, которые очень скептично относятся к торговым соглашениям. Это экономист Питер Наварро, инвестор Уилбур Росс и представитель сталелитейного сектора Дэн Димикко. Все эти люди рассматриваются на высокие должности в новой администрации.

Комментатор CNBC Лоуренс Кудлоу, который тоже консультировал Трампа по налогам, раскритиковал использование дефицита торгового баланса в качестве показателя того, выигрывают или проигрывают США в результате международной торговли. По его словам, дефицит торгового баланса всего-навсего отражает потоки капитала, а не упущенную экономическую выгоду. «Питер Наварро, мой друг, просто ошибается», – написал он в твиттере перед выборами.

Рынки не воспринимают всерьез жесткие заявления Трампа о торговле, в которых он приравнивает дефицит торгового баланса к воровству, отмечает Энди Лаперьер из Cornerstone Macro. Однако в то время как на снижение налогов Белому дому необходимо согласие конгресса, у президента есть широкие полномочия по самостоятельному изменению торговой политики. Убеждения Трампа по вопросам торговли выглядят твердыми, а по другим экономическим темам его позиция может меняться, считает Лаперьер.

Перевел Алексей Невельский