Статья опубликована в № 4210 от 24.11.2016 под заголовком: Приватизация по-новому

Половину госкомпаний продать не удалось

Росимущество думает над новой стратегией продаж

По закону о приватизации госпакет сначала должен быть выставлен на аукцион, если аукцион срывается – на публичные торги (по типу голландского аукциона – цена идет на снижение), есть минимальная цена отсечения. В этом году 90% аукционов не состоялось, а из тех активов, которые пошли на торги, продано лишь около половины, рассказывает чиновник Росимущества. В прошлом году были аналогичные показатели.

Дальше есть два варианта. Первый – аукцион без объявления цены. Но это возможно, только если актив заведомо мало стоит и ничем не обременен, а иначе не избежать обвинений в сговоре. Чтобы исключить сговор между участниками торгов, надо, чтобы их было много, продолжает чиновник: например, в одном было 41.

Если же актив дорогой и участников мало, чиновники не рискуют и отправляют объект на повторный круг – аукцион и торги. Иногда так можно по несколько раз гонять актив по кругу, констатирует чиновник: сроки сдвигаются, план приватизации выполнить невозможно.

Надо менять сам принцип, признают чиновники, ускорять и упрощать процесс продажи. Выходом может стать заявительная приватизация – когда актив продается по заявке инвестора. С некоторыми ограничениями Росимущество готово эту идею поддержать, говорит чиновник: поправки в закон еще не готовятся, но надо уже обсуждать.

Как продавали

В первом полугодии 2016 г., по данным Росимущества, государство было акционером или имело специальное право на участие в управлении в 1627 АО. За десятилетие их стало меньше в 2,5 раза. Но растет квазигосударственный сектор, сетует чиновник: госкомпании активны на рынке поглощений. Правда, реальное управление – только в 640 АО (из них 83% – на продажу), следует из справки Росимущества. В 636 компаниях это миноритарные пакеты в «дочках» госкомпаний.

С 2000-х государство вносило в уставные капиталы одних госкомпаний акции других, но закон запрещает 100%-ное владение компанией, если у материнской один акционер (хотя бы и государство); поэтому вносилось не 100%, а 100% минус 1 акция, объясняет чиновник. Эти акции и висят теперь на балансе. Еще 19% компаний – в стадии банкротства.

Росимущество пыталось улучшить маркетинг активов: если расширить круг покупателей, аукцион без объявления цены может стать не штучным явлением. Росимущество начало размещать информацию на сайтах и в информагентствах, покупать рекламу в СМИ и наружную рекламу, печатать буклеты. Чтобы актив не превращался в неликвид, из-за того что все из него уже вывели, ограничило полномочия менеджмента и повысило их персональную ответственность.

Как можно продавать

Заявительная приватизация может работать так: любая организация, не дожидаясь объявления о продаже, может подать заявку на приватизацию; инвестор может сам и оплатить аудит и оценку. Росимущество публично уведомляет о такой заявке, ждет, к примеру, три месяца и назначает конкурс, если появились претенденты, а если нет – актив уходит инициатору.

Эксперты предлагали этот способ для большого круга активов. Росимущество осторожнее: подходит, но не для крупнейших компаний. Главное – без обременений, потому что, если таким способом попытаться приватизировать объект с договором аренды на 49 лет с неизменной ставкой аренды, совершенно точно вряд ли кто-то придет, кроме арендатора, поясняет чиновник. Недвижимость проще оценить, чем АО, это должны быть не слишком дорогие объекты, продолжает он: придет больше участников, а устроить сговор между десятками претендентов почти невозможно.

Держать или продавать

Владимир Путин, президент России
«Это выбор всегда: вообще что‑либо продавать в условиях падения рынка или оставить на будущее. Есть специалисты, которые считают, что цель приватизации заключается не только в том, чтобы получить фискальный результат, но как можно больше собрать денег в бюджет, а цель заключается в том, чтобы изменить структуру самой экономики в надежде на то, что, попав в частные руки, та или иная собственность начнет лучше функционировать и в конечном итоге даст лучший, больший эффект от использования и государство получит бо`льшие деньги в виде налоговых отчислений».

Под инициативную приватизацию могут подпасть все объекты стоимостью от 50 млн руб. до десятков миллиардов, возражает председатель совета директоров инфраструктурной инвесткомпании InfraOne Альберт Еганян: «В мире обычно ограничений сверху не делают, но в России лучше исключить спецперечень – чтобы не было подозрений в попытках его растащить». Такая приватизация только не решит проблему с мелкими лотами с ценой до 10 млн руб. – слишком мало, чтобы оправдать расходы инвестора на подготовку пакета документов, говорит Еганян.

На его взгляд, можно пойти и дальше: такие заявки можно распространять даже на объекты, не внесенные в план приватизации. Просто процедура рассмотрения заявки будет жестче, сроки короче. Государству еще надо решить, стоит ли вообще продавать актив.

Риска того, что покупатель по сговору с оценщиком оценит актив очень дешево, нет, ведь низкая цена привлечет других инвесторов, добавляет другой эксперт, участвующий в обсуждениях. Конкуренция нарушена: если кто-то нашел деньги на какой-то актив и успел заранее приготовиться к покупке, не факт, что за эти три месяца даже желающие успеют собрать деньги, возражает чиновник.

Инициативная заявка как раз позволяет привлечь больше инвесторов, настаивает Еганян. Обычно власти предоставляют довольно скудную информацию об активе, если же покупатель сам проведет оценку, аудит, анализ, подготовит бизнес-план и иные документы, появится много качественной информации, которую можно вывесить на сайт вместе с ценой самого покупателя, объясняет он. Прозрачность в разы повышается – и все это не за госсчет и в короткие сроки.

Поддержит ли президент такой способ продажи и в каком варианте – сложно понять, рассуждает чиновник экономического блока: «С одной стороны, большая приватизация показала, что власти очень трудно расставаться с госсобственностью и она предпочтет самые кривые схемы, лишь бы не продавать дешево. С другой стороны, на форуме Общероссийского народного фронта на этой неделе Путин допустил: приватизация может делаться не только с фискальными целями» (см. врез).