Почему велосипедные команды живут недолго

На профессиональном спорте зарабатывают лишь организаторы гонок и производители оборудования

В сезоне 2016 г. в высшей лиге профессионального шоссейного велоспорта (UCI World Tour) выступали 18 команд: три из США, по две из Бельгии и Франции, по одной из Австралии, Великобритании, Германии, Испании, Италии, Казахстана, Нидерландов, Швейцарии, ЮАР и две из России – Katusha и Tinkoff. По итогам сезона на первом месте в рэнкинге UCI (Международного союза велосипедистов), формирующегося на основе набранных гонщиками призовых очков, испанская команда Movistar, на втором – Tinkoff. Гонщик Tinkoff словак Петер Саган – лидер индивидуального рэнкинга (в этом сезоне Саган выиграл шоссейный чемпионат мира и престижные гонки Grand Prix Cycliste de Québec, Tour des Flandres и Gent-Wevelgem).

Игорь Макаров, создавший Katusha в 2009 г., привлек в команду с 2017 г. нового титульного спонсора – укрепляющие шампуни Alpecin (ранее эта марка спонсировала команду Giant). С нового года команда будет выступать не под российской, а под швейцарской лицензией, но «Макаров не вышел из проекта Katusha. Он все еще на 100% является владельцем команды», рассказал «Ведомостям» генеральный менеджер команды Вячеслав Екимов.

Олег Тиньков владел командой UCI World Team c 2013 г., потратил около 50 млн евро, но со следующего года перестает спонсировать велоспорт. Главная причина – владельцу «Тинькофф банка» не удалось изменить принципы организации и финансирования профессионального велоспорта, а также распределение доходов от гонок и телетрансляций. «Я пытался как-то расшевелить ситуацию в велоспорте, – рассказывал Тиньков «Ведомостям». – Tour de France зарабатывает 100 млн евро в год – это очень мало, и основная проблема в том, что велоспорт показывают бесплатно, хотя ситуацию могла бы исправить продажа телевизионных прав», – говорит Тиньков. По словам бизнесмена, он пытался обсуждать эту идею с чиновниками, искал союзников – например, медиамагната Руперта Мердока, который владеет велокомандой Team Sky, но идею не удалось воплотить из-за косности велоспортивных правил и отсутствия достаточного количества времени. «Я бы хотел зарабатывать на всем, что я делаю. Но европейские чиновники оказались сильнее». Последние активы команды Tinkoff будут проданы до конца года, контракты со спортсменами истекли.

Расходы команд

По данным французского издания l’Equipe, в первую пятерку команд по размеру бюджета в 2016 г. входили британская Team Sky (35 млн евро), Katusha (32 млн евро), американская BMC (28 млн евро), Tinkoff (25 млн евро) и казахстанская Astana (20 млн евро). Это намного выше среднего бюджета профессиональной велокоманды UCI World Team, который составляет 12-14 млн евро.

Team Sky в 2016 г. потратила только на зарплаты более 24 млн евро. Эту команду многие считают самой сильной в истории велоспорта (их темно-серый автобус получил прозвище «Звезда смерти» ). Главная звезда команды – трехкратный победитель Tour de France Крис Фрум получал в этом сезоне около 4,5 млн евро в год – столько же, сколько звезды Tinkoff Альберто Контадор и Петер Саган.

Около 1,5 млн евро в год уходит на поездки – бензин, автомобили, авиабилеты. Новый автобус для команды приобретается за 500 000-600 000 евро (модель с кастомным интерьером) и служит 10-12 лет, обслуживание автобуса обходится примерно в 50 000 евро в год.

Доходы команд

Основная часть доходного бюджета команды с топ-лицензией UCI World Team (от 80% и выше) – это деньги владельцев команд и титульных спонсоров (UCI также выдает лицензии низшего уровня – UCI Continental Teams и UCI Professional Continental Teams). Несколько миллионов евро приносят технические спонсоры, около 1,5 млн евро – продажа экипировки под брендом команды. Организаторы гонок выплачивают командам бонусы за участие и победы, которые за год могут достичь нескольких миллионов.

Например, бюджет команды Team Sky в 2015 г., по данным сайта The Inner Ring, складывался из следующих статей: 15,6 млн фунтов стерлингов обеспечили титульные спонсоры, 2,96 млн – технические (Shimano, Pinarello, Jaguar), еще 1,9 млн фунтов поступило от них в виде различных товаров и оборудования для гонки. 3,8 млн фунтов составили выплаты за участие в гонках от организаторов и призовые деньги, но сюда же, видимо, вошли доходы и от мерчендайзинга, так как в отдельную строчку они не выделены.

Организаторы гонок также покрывают проживание в отелях – прежде всего для того, чтобы предоставить равные условия всем участникам гонок. Иначе богатые команды, которые могут позволить себе отель рядом со стартом, получат преимущество перед командами, которым придется селиться далеко. Равенства стараются достичь и в комфортабельности отелей: звезды отелей суммируются, при этом у всех команд должно получиться примерно одинаковое количество звезд по итогам гонки.

10 самых богатых велокоманд

Спонсоры

«Все, что сейчас надето на мне, от кроссовок до трусов, предоставлено спонсорами», – рассказывал на гонке Vuelta a España Пьер Орфанидис, директор по коммуникациям Tinkoff.

Команды могут иметь до трех основных (титульных) спонсоров, которые обязаны совершать выплаты в фонд команды, плюс несколько технических спонсоров и поставщиков, которые обычно поддерживают команду, поставляя ей свою продукцию. Некоторые команды получают от спонсоров практически все – от питания и велосипедов до одежды, автомобилей и инструментов, другие предпочитают закупать что-то самостоятельно, чтобы обеспечивать команду лучшим снаряжением. Взамен спонсоры получают брендинг (обеспечение видимости бренда во время гонок), помощь в организации гонок, права на изображения райдеров и другие промоматериалы.

Обслуживающий персонал

В элитных командах требование ко всему персоналу – наличие опыта в профессиональном велоспорте. Зарплаты выше, чем в традиционных секторах экономики, но не такие высокие, как в других видах спорта. На зарплаты обслуживающего персонала уходит 10-20% бюджета команды. На многодневный тур обычно привозится около 30 человек – райдеры, механики, повара, массажисты, администраторы, врачи.

Доктора (в команде их несколько), как правило, живут вдалеке от гонщиков и в период подготовки к гонкам консультируют райдеров по телефону. Во время гонки их присутствие обязательно – они путешествуют вместе с командой, оказывая помощь при травмах, не требующих госпитализации. Лекарства для команды закупаются докторами, причем доктор обязан знать состав каждого средства на предмет запрещенных препаратов.

Командный повар, как правило, хорошего уровня, из ресторана, но с опытом работы в спорте. Меню составляется по принципу богатства углеводами, поскольку именно их баланс отвечает за восстановление спортсмена, а также из соображений безопасности. Любое отравление, пищевая инфекция или пищевая аллергия в условиях многодневной гонки становятся фатальными.

Часть продуктов предоставляется спонсорами команды, часть закупается в супермаркетах. Но с обилием спонсоров ко второму пути повар прибегает все реже и реже. Повар в команде один, а команда может участвовать в нескольких гонках сразу. В таких случаях гонщики, выступающие в менее значительных соревнованиях, питаются в отелях, а за их доппитание (хлопья утром, паста) отвечают массажисты, которые либо дают указания повару отеля, либо едут в магазин и что-то закупают сами.

Кто зарабатывает

Крупные спонсоры не хотят идти в профессиональный велоспорт. Менеджеры команды Tinkoff пробовали подступиться к «крупнякам». Но Samsung и Apple отказались – «не видим прибыли», а в Emirates прямо сказали, что если бы хотели, то у них бы уже была команда. Исключением можно назвать Movistar – этой командой владеет одноименная телекоммуникационная компания, крупнейшая на рынках Испании и Латинской Америки, где сейчас бум велосипедного спорта. В основном же владельцев команд можно поделить на три основные категории: помешанные на велоспорте миллионеры вроде Олега Тинькова и Джона Мердока, сына медиамагната Руперта Мердока (ему принадлежит Team Sky); команды с госсподдержкой – Astana, Bahrain Merida (команда будет выступать с сезона 2017 г.); команды производителей велосипедов (BMC, Canondale, Giant, Trek), делающие себе на гонках хорошую рекламу.

Естественно, зарабатывают на гонках и организаторы. Amaury Sport Organisation (ASO), организатор двух самых престижных многодневок в Европе – Tour de France и Vuelta a España – не делится доходами от прав на телетрансляцию с командами. Еще один источник дохода – деньги, которые выплачивают города за возможность приема у себя тура многодневки. Например, в следующем году TDF стартует из Дюссельдорфа – за это немцы выложат организаторам 3-5 млн евро в расчете на доходы, которые они получат от приема туристов и самих команд. Даже маленькие деревушки платят по 50 000 евро, чтобы войти в маршрут гонки: ведь это привлечет к ним туристов. Все эти деньги уходят в ASO, команды «не в доле», хотя порой сами города готовы платить отдельным командам за сам факт того, что в их населенный пункт для участия в гонке приедет звезда.

Но нужно отметить факт, о котором не упоминают владельцы команд, жалующиеся на скупость ASO: права на трансляцию велогонок приносят не так много денег, как права на показ футбола или хоккея. Во-первых, для телекомпаний трансляция велогонок сопряжена с большими расходами: вместо того чтобы снимать все соревнование в пределах одного стадиона, они должны выделять мобильные команды на автомобилях, мотоциклах и вертолетах, путешествующие тысячи километров вслед за участниками гонок. Телеканалов, готовых понести такие траты, не так много. Во-вторых, данные опросов показывают, что среди зрителей велогонок значительную часть составляют представители старшей возрастной категории – не самая привлекательная аудитория для рекламодателей. В результате, по подсчетам того же The Inner Ring, дележка прибыли ASO от продажи прав на ТВ принесла бы каждой из команд World Tour... около 275 000 евро в год. Здесь, опять же, можно попенять ASO на недостаточные усилия по популяризации велоспорта.

Доступный спорт, доступные спортсмены

Впрочем, Екимов отмечает, что в Европе велоспорт является вторым по популярности после футбола. «Велоспорт – очень доступный спорт, – говорит он. – В футболе, «Формуле 1» и других видах спорта вам необходимо купить билеты, и вы все равно не увидите спортсменов вблизи. Что касается велоспорта, то вам достаточно прийти на старт или финиш гонки, чтобы увидеть все, что вам интересно. Кроме того, во время гонки по трассе или же в горах фанаты могут прочувствовать напряжение и эмоции гонщиков, которые находятся на расстоянии вытянутой руки. В то же время вы можете посмотреть видеотрансляцию гонки в баре, дома с друзьями, сами начать тренироваться или же посмотреть соревнование за обедом».

«У велоспорта есть точка взаимодействия с интересами бизнеса, – продолжает Екимов. – Преимущество велокоманды заключается в том, что ей можно дать название спонсора. Крупные футбольные команды носят такие названия, как Real Madrid, Bayern München and AS Roma, в то время как в велоспорте мы говорим о Movistar, Bora-Argon, Katusha-Alpecin и т. д.».

По словам Екимова, уже в конце 2014 г. Игорь Макаров увидел веяния рынка и принял решение продолжить развитие Katusha в сторону коммерциализации проекта. Тогда появились Katusha Sports (первая марка одежды, созданная на основе команды), Katusha Events (занимается организацией спортивных событий для любителей спорта и фанатов команды и напрямую связана с командой) и Katusha Café (мобильное кафе на колесах, которое сопровождает болельщиков на популярных гонках). В 2016 г. команда Katusha начала сама приносить доход, говорит ее генменеджер.

Нужны реформы

В качестве примера идеально функционирующей в финансовом плане команды Орфанидис называет FC Barcelona. Годовой бюджет футбольного клуба – сотни миллионов евро, при этом от генерального спонсора Qatar Airways он получает всего 15% от этой суммы. Остальное – продажа билетов, мерчендайзинг, продажа игроков, права на трансляцию. Такая финансовая независимость – залог стабильности, который позволяет футбольным клубам существовать десятки и сотни лет, обретая все больше славы и поклонников, что, в свою очередь, привлекает новых спонсоров.

В то же время многие велокоманды – однодневки, поскольку лицензии команд UCI World Teams, дающие право участвовать в самых престижных гонках, – краткосрочные, выдаются на год-два, и это не позволяет владельцам команд выстраивать долгосрочные планы. В результате команды регулярно переходят из рук в руки и меняют названия. Кроме того, в велоспорте отсутствует трансферный рынок: у владельцев команд нет права на компенсацию, если перспективного гонщика переманивают в другую команду.

В 2014 г. 11 из 18 велокоманд «высшей лиги», включая Team Sky и Tinkoff, создали ассоциацию Velon с целью побудить спортивных чиновников и огранизаторов гонок начать реформы, которые позволят стабилизировать бизнес. Но успехов пока не добились. В ответ на попытку бойкота организаторы Tour de France заявили, что смогут просуществовать минимум два года без иностранных команд, а с уменьшением телетрансляций сами команды станут никому не нужны. Статус Tour de France позволяет диктовать условия: это единственный гранд-тур, для трансляции которого приезжают представители телевизионных компаний со всего мира, большинство остальных неинтересны за пределами своей страны.

Олег Тиньков предлагал еще один вариант: несколько крупных бизнесменов (или компаний) скидываются для приобретения организаторов нескольких крупных гонок, создают новую профессиональную лигу велоспорта (наподобие американских спортивных лиг NBA, NFL и проч.) и планомерно развивают ее, используя новую бизнес-модель. Но на его зов никто не откликнулся.

«Я во многом согласен с Олегом Тиньковым и разделяю его деловые взгляды на велоспорт, – говорит Екимов. – Организаторы гонок (ASO, RCS, Flanders Classics и др.) хорошо понимают, что даже если они не будут платить командам, команды все равно будут принимать участие в гонках, так как у них есть обязательства перед спонсорами. У команд нет свободы выбора, и организаторы, учитывая экономический кризис, могут сэкономить средства. Это парадоксальная ситуация: без артистов и актеров не обходится ни одна гонка, однако актерам не платят за выступление».

Тем не менее решения есть, считает генменеджер Katusha: «Первое очень альтруистическое. Кому-то необходимо пожертвовать своими интересами на первоначальной стадии. И, на мой взгляд, этим кем-то должен быть организатор гонок, которому необходимо пересмотреть политику распределения средств, получаемых от продажи прав на телевещание и отдавать часть этих средств командам. Это поможет командам получать гарантированную часть средств, что развяжет им руки и даст больше свободы выбора. В свою очередь организаторы могут диктовать командам условие привлекать к гонкам свои бренды и лидеров, что сделает гонки более интересными и сможет привлечь больше средств от телевещания. Спонсоры также могут увеличить помощь командам в обмен на рекламу своего продукта».

«Вторым решением могло бы стать привлечение мирового инвестора, который бы обеспечил бюджеты команд и количество гонок, не обязательно Tour de France, – продолжает Екимов. – Таким образом, это помогло бы создать контролируемый велопродукт, приносящий прибыль, которую можно разделить между всеми заинтересованными сторонами. «Формула 1» и футбольная Лига чемпионов являются наглядными тому примерами. На мой взгляд, это решение является более реалистичным, чем первое. Китайские инвесторы не спят, кроме того, у них есть финансовые возможности. Посмотрите, что они уже успели сделать в триатлоне».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать