Номер 8 от 25 мая 2017
Партнер проекта «Франко-российская торгово-промышленная палата»

«У французов силен запрос на обновление»

Чего ждать от Эммануэля Макрона в отношениях с Россией

В январе 2016 г. Эммануэль Макрон, тогда еще министр финансов и экономики, приезжал в Москву с официальным визитом. Это была его первая поездка в Россию, и по ее итогам сложилось впечатление, что он занимает взвешенную и прагматичную позицию по поводу России. По отношению к ней у нового французского президента нет ни симпатий, ни антипатий.

Стремительная карьера Макрона в политике – исключительный случай во французской истории. Достаточно сказать, что это самый молодой лидер Франции после Наполеона. Всего за год ему, ни разу не занимавшему выборную должность на муниципальном или региональном уровне, удалось создать собственное политическое движение и занять президентское кресло. Победа на выборах 39-летнего либерального экономиста явно свидетельствует о сильном запросе французов на обновление.

Макрон сам признавался в отсутствии у него знаний в области международной политики. По проверенной информации, он прислушивается к советам Доминика де Вильпена – министра иностранных дел, а затем и премьер-министра Франции во время президентского правления Жака Ширака. Будучи голлистом по убеждениям, де Вильпен поддерживает сотрудничество с Россией – не из-за особой любви к ней, а потому что таков расклад сил в мире. Назначенного 17 мая министром иностранных дел Жан-Ива Ле Дриана, при Франсуа Олланде занимавшего пост министра обороны, нельзя назвать другом России – в частности, он критиковал действия России в Сирии и предостерегал от вмешательств извне в избирательную кампанию во Франции. При этом ведомство переименовывается в министерство Европы и иностранных дел, что явно говорит о приоритетах во внешней политике (и о том, что Европа – это уже «не совсем иностранные дела»).

Первый визит нового президента Франции – в Германию, это тоже предсказуемо. Первый опыт международного общения – на саммите НАТО в конце мая, сразу после этого – встреча «семерки», и затем уже июльский саммит «двадцатки» в Гамбурге. Полагаю, что первая личная встреча Макрона и Владимира Путина состоится там. Работа в формате «нормандской четверки» по урегулированию военного конфликта на Украине, очевидно, будет продолжена.

Базовый сценарий – это преемственность во внешней политике. Резких движений в отношении России и других партнеров ожидать не стоит, хотя в будущем какие-то нюансы возможны. Основной приоритет Макрона – возрождение и трансформация европейского проекта. В том, что происходит за пределами Европы, он пока что ориентируется слабее, но это особенность многих французских политиков нынешнего поколения.

Конечно, когда во время предвыборной кампании оппоненты Макрона – Франсуа Фийон и Марин Ле Пен – выступали за сближение с Россией, ему приходилось играть на контрасте с ними. Потом были слухи о сливе информации из предвыборного штаба Макрона при участии российских хакеров – очень надеюсь, что эта информация не подтвердится. Но основной вектор российско-французских отношений – это все-таки прагматизм.

Что касается отношений, которые могут сложиться между Путиным и Макроном, то многое будет зависеть от результата их первых переговоров. Да, фон для встречи не самый благоприятный. И все же отношения между Францией и Россией сейчас – после украинского кризиса, после очень сильных трений по ситуации в Сирии – выше среднего уровня по Европе: лучше, чем с Германией, намного лучше, чем с Великобританией. Приходится разгребать большие завалы, но фундамент удалось сохранить. Французский бизнес не ушел из России. Даже в такие сложные годы его инвестиции в российскую экономику не сократились и находятся на уровне $2 млрд в год, уже два года подряд превосходя германские капиталовложения. Так что у нового президента есть набор инструментов для продуктивной работы с Россией. Посмотрим, как он будет справляться с ними. &

Текст: Арно Дюбьен, директор Франко-российского аналитического центра «Обсерво»

Вернуться к номеру